Страницы истории. Клан Шебеко из Могилевской губернии - царские жандармы, разведчики, дипломаты и... фаворитки.

иcтoчник: mogilev.online

Немало выходцев из белорусской шляхты, перейдя на службу к российскому царю, делали успешную карьеру. Пока не грянула революция 1917 года, в корне изменившая ситуацию в Беларуси.

Страницы истории. Клан Шебеко из Могилевской губернии - царские жандармы, разведчики, дипломаты и... фаворитки.

Патриархом рода Шебек можно считать Франца Шебеко, родившегося в 1785 году, вскоре после присоединения Могилевщины к Российской империи. Молодой шляхтич поступил рядовым солдатом в Полоцкий пехотный полк. И свой путь по ступеням служебной лестницы в армии империи он проделывает сквозь клубы порохового дыма. В 1806-1807 годах в сражениях под Пултуском и Прейсиш-Эйлау молодой Шебеко получил пулю в голову. На этом все могло бы и закончится, но молодой солдат из дворян остался жив.

В 1808 году Франц получил и первый офицерский чин. Участвовал в шведской кампании, Отечественной войне 1812 года и заграничных походах. А в 1826-1828 годах под командованием Ивана Паскевича - в войне с Персией в Закавказье. Сводный гвардейский полк, батальоном которого командует Шебеко, первым входит в отбитую у персов Эривань (Ереван), за что могилевчанин получает алмазные знаки к ордену Св. Анны 2-й степени. Именно он принимает от иранского шаха контрибуцию в размере 80 миллионов рублей золотом, и доставляет ее в Россию. За это золото, кстати, был убит русский посол в Тегеране поэт Грибоедов. Паскевичу же, которому Александр Грибоедов доводился шурином, достался титул графа Эриванского, два миллиона вознаграждения из этой суммы и Гомельское имение в тогдашней Могилевской губернии. А вскоре и Франц Шебеко был произведен в генералы и стал помощником директора Пажеского корпуса.

Страницы истории. Клан Шебеко из Могилевской губернии - царские жандармы, разведчики, дипломаты и... фаворитки.

Сын его Игнатий служил в столице в кавалергардах, затем становится камергером при дворе. А внук Николай делает еще более головокружительную карьеру. Николай Шебеко также начинает службу в элите элит - Кавалергардском полку. А в 1861 году переходит адъютантом в штаб Отдельного корпуса жандармов.

Адъютант Его жандармского Превосходительства

По негласным нормам того времени, даже армейские офицеры чурались полицейской службы, и зачастую в жандармский корпус приходилось направлять тех, кто дискредитировал себя в глазах товарищей неблаговидным поступком. Но как увидим и дальше, Шебеки к такого рода деятельности никаких предубеждений не испытывали.

Страницы истории. Клан Шебеко из Могилевской губернии - царские жандармы, разведчики, дипломаты и... фаворитки.

В 1866 году Николай Шебеко, уже адъютант при шефе корпуса жандармов графе Шувалове, в числе прочего исполняет поручения по поводу конфликтов между жандармскими чинами и представителями власти на местах. А еще Шебеку направляют в Пруссию для изучения вопроса о возможности привлечения женщин к государственной службе. Царствование Александра II - время либеральных реформ, правда, все равно отстававших от общественных потребностей. Каков был доклад Шебеки по этому поводу - пока неизвестно, но для женщин в монархической России работа на государственной службе так и оставалась под запретом до самой революции 1917 года.

В 1871 году Николай Шебеко был произведен в генерал-майоры и назначен губернатором Бессарабии. В этой должности обеспечивает тылы российской армии во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. В 1883 году командирован в Воронежскую губернию для борьбы с такой напастью, как саранча. Аграрной экономики России того времени такого рода насекомые-вредители могли нанести страшный ущерб.

При консервативном Александре III, приостановившем реформы, Шебеко становится командиром Отдельного корпуса жандармов и товарищем (заместителем) министра МВД. В это время царизм сталкивается с новым и опасным для себя вызовом - революционным движением социалистов-народников. Но даже не все полицейские чины, среди которых было немало косных людей, понимают - кто такие эти бунтари-´сицилисты´? И бывавший в Берлине, где в скором времени социал-демократы уже сидели в парламенте, Николай Игнатьевич пишет ´Хронику социалистического движения в России´, впрочем, весьма протокольную.

В 1890 году Николай Шебеко назначается членом правительствующего Сената, в 1895 году входит в высший законосовещательный орган империи - Государственный Совет. В 1900 году он получает чин генерала от кавалерии. В действующей коннице кавалергард Шебеко служил только в молодости, но номинально Отдельный корпус жандармов считался кавалерийским.

Посол империи

Николай Шебеко был женат на Марии Гончаровой, фрейлине великой княгини Ольги и племяннице жены Пушкина Натальи Гончаровой. У супругов было двое сыновей и дочь Елизавета.

Старший сын Николай родился в Могилевской губернии в 1863 году, окончил элитное военно-учебное заведение того времени - Пажеский корпус, и по семейной традиции стал кавалергардом. Но долго белый колет и блестящую кирасу с каской не носил, и через два года перешел в гвардейскую пехоту - лейб-гвардии Московский полк. Потом заведовал военно-практической телеграфной станцией - в царской армии начинают вводится современные средства связи, затем - полковой школой солдатских детей. С 1894 года начинает выполнять поручения за границей - сначала ординарцем при князе Имеретинском, в 1895 году начинает службу в Министерстве иностранных дел. В 1897 году Николай Шебеко-младший становится 2-м секретарем российского посольства в Вене, в 1899 году переводится в миссию в Копенгагене. В 1903 году Шебеко назначается 1-м секретарем посольства в Париже, затем - послом в Румынии, в дальнейшем - назначается российским послом в Австро-Венгрию.

Как и папа, Шебеко-младший становится членом Государственного Совета. Был женат на представительнице еще одного аристократического рода, княжне Анне Куракиной.

Царский агент

Младший сын Вадим родился в 1864 году, на год позже брата. И шел той же проторенной тропой - окончил Пажеский корпус, служил в гвардии. Даже, как и брат, одно время заведовал полковой школой для солдатских детей. Пропали, что ли, в братьях Шебеко педагогические таланты? Но сам Вадим также продолжает рваться к знаниям, и в 1894 году заканчивает Николаевскую Академию Генерального штаба, причем по 1-му разряду.

Страницы истории. Клан Шебеко из Могилевской губернии - царские жандармы, разведчики, дипломаты и... фаворитки.

Академия, муки поступления в которую так красочно описал Александр Куприн в своем ´Поединке´, открывала военным путь к служебному росту. В 1895 году Вадим Шебеко становится старшим адъютантом при штабе 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. Однако уже в следующем году он покидает блестящих улан и гусар, и начинает свою деятельность на поприще военной разведки.

Разведка в царской России мало была похожа на советскую. Ничего подобного таким мощным структурам, как ГРУ Генштаба или Первое главное управление КГБ СССР, ни своих Рихардов Зорге и Кимов Филби в монархическом государстве не было и не могло быть. Большая часть сил спецслужб самодержавия была направлена на борьбу с ´врагом внутренним´. Функции же военной разведки возлагались по старинке на военных атташе и тому подобных представителей. И капитан Генерального Штаба Шебеко в 1896 году поступает в распоряжение военного агента в Константинополе.

Османская империя - традиционный и более чем вероятный противник России. В это же время и в этой ´тюрьме народов´ активизируются национально-освободительные движения - армян, греков, македонцев и других порабощенных национальностей. В августе 1896 года, в ответ на погромы и массовые убийства армян, армянские революционеры из партии ´Дашнакцутюн´ с боем захватывают в Стамбуле здание Оттоманского банка. Данных о причастности русской разведки к этой операции нет. Но добившиеся частичного выполнения своих требований, боевики-дашнаки благополучно покинули здание банка под гарантии российского посланника Максимова, данные им от имени всех ´великих европейских держав´.

Страницы истории. Клан Шебеко из Могилевской губернии - царские жандармы, разведчики, дипломаты и... фаворитки.

Очевидно, что деятельность Шебеки в Турции была признана успешной, и в 1899 году, в 35 лет, он получает звание подполковника. В том же году Вадим Шебеко назначается русским военным агентом в Соединенных Штатах, в 1901 году- в Германию. В 1904-1905 годах флигель-адъютант Шебеко состоял при германском императоре Вильгельме II. Спустя десять лет Германская и Российская империя сойдутся в кровавой схватке на полях Первой мировой войны, но в те годы они скорее союзники. И немецкий кайзер даже оказывает своему двоюродному брату Николаю II определенную поддержку при подавлении революции 1905 года.

В дальнейшем Вадим Шебеко побывал в должностях саратовского вице-губернатора и гродненского губернатора, а в 1916-1917 годах - градоначальника Москвы. Его товарищ по Пажескому корпусу генерал Джунковский, в 1913-1915 году возглавлявший Отдельный корпус жандармов, писал: ´Шебеко - умный, довольно толковый администратор, но несколько суетливый, не обладающий должным спокойствием, качеством, необходимым для губернатора. Недостатком у него было и чересчур большое самомнение´.

Решательницы вопросов

А вот о женщинах из рода Шебеко сведений сохранилось меньше - как мы уже отмечали, ´прекрасный пол´, даже аристократических кровей, на государственную службу не брали. Но похоже, что двоюродные сестры вышеупомянутых братьев тоже нашли для себя деловую нишу.

Страницы истории. Клан Шебеко из Могилевской губернии - царские жандармы, разведчики, дипломаты и... фаворитки.

Сейчас не принято об этом говорить, но многие представители высшей знати, близкие к царскому двору, занимались откровенной коррупцией. За большие деньги они лоббировали интересы предпринимателей в получении государственных подрядов. Все как всегда. Многим коммерсантам помогала ´решать вопросы´ любовница, а потом - гражданская жена Александра II Екатерина Долгорукая (´княгиня Юрьевская´).

Во время борьбы подрядчиков за концессию на строительство Севастопольской и Конотопской железных дорог предприниматель фон Мекк отправил своего доверенного князя Барятинского на курорт в Эмс для переговоров с Долгорукой. Переговорить с особо приближенной к императору особой князю не удалось, однако в поезде он встретил подругу Долгорукой графиню Гендрикову. Графиня ехала в расстроенных чувствах - она проигралась в казино. Князь Барятинский прямо предложил проигравшейся графине деньги за устройство свидания с Долгорукой. Придворная дама М. Богданович приводит рассказ Барятинского: ´Говорю вам прямо, мне нужно побеседовать с нею об одном предприятии, в котором я принимаю живейшее участие.

Графиня немедленно сориентировалась и заявила, что ´Долгорукова ничего не смыслит, всеми делами такого рода - к чему таиться - орудует моя belle-souer... Шебеко´, и обещала Барятинскому устроить свидание.

Когда свидание состоялось, то князь Барятинский был поражен деловой хваткой девицы Шебеко: ´Много я видал на своем веку отчаянных баб, но такой еще не случалось мне встречать´... ´Можете ходатайствовать о дороге Севастопольской, - сказала m-me Шебеко, - но Конотопскую мы вам не уступим´. Барятинский предложил Шебеко деньги, и та немедленно оценила свои услуги в полтора миллиона рублей. Эта цифра, приводимая мемуаристом, показывает уровень взяток, бытовавших при Императорском дворе во времена Александра II. Князь Барятинский был весьма озадачен названной суммой, поскольку у него были полномочия не превышать сумму в 700 000 руб, но ´Шебеко не хотела об этом и слышать´.

Впрочем, фон Мекк, зная о том, что окружение Долгорукой на самом деле лоббирует его конкурента Ефимовича, и подозревая, что его просто хотят ´кинуть´, от немедленной выплаты взятки отказался.

Но вскоре переговоры продолжились в Петербурге, уже с участием самого фон Мекка. Прямо во время переговоров Шебеко получила телеграмму и показала ее Мекку: ´X. нам сказал, что Мекк человек ненадежный; гарантии необходимы´. Эту телеграмму показали фон Мекку.

Предприниматель обиделся на такую характеристику, и потребовал назвать имя этого ´X´. На это требование Шебеко спокойно ответила: ´Государь´. Тогда не выдержал Барятинский: ´Я заметил Шебеко, что как генерал-адъютант не позволю кому бы то ни было вмешивать его имя в наши дрязги и глубоко возмущен ее выходкой´.

Коммерсанты и их доверенный князь хлопнули дверью и ушли. За такое упоминание имени царя в то время могли привлечь к ответственности, но, как видно, девице Шебеке все сходило с рук. И похоже, что действительно, сам царь был в курсе ´схем´, которые прокручивали его фаворитки.

´Девица Шебеко´ - это, очевидно, Софья Игнатьевна Шебеко, которая была замужем за родным братом княгини Юрьевской - Василием Долгоруким, который стал витебским губернатором впоследствии. Ее сестра Ольга Игнатьевна Шебеко была женой Степана Гендрикова. А их сын, Александр Гендриков, стал учредителем ´Союза Русского народа´, или печально знаменитой своими погромами ´черной сотни´. Но вернемся к придворной коррупции.

На состоявшемся вскоре заседании Комитета министров концессию все же получил фон Мекк, несмотря на сильнейшее давление ´долгоруковской партии´. Но девица Шебеко была до того нахальна, что явилась вскоре к фон Мекку за своим откатом - якобы за защиту его интересов. Железнодорожный магнат денег не дал.

После убийства Александра II народовольцами княгиня Юрьевская принялась терроризировать нового царя Александра III, а затем и Николая II, с требованием огромных денежных субсидий. Выехав за границу, полученные деньги она тратила на различные финансовые аферы, организовывать которые ей помогала мадам Шебеко.

Шибко быстрый оперативник

На поприще полицейской службы подвизались и другие представители этой фамилии. Так, в период Первой российской революции помощником начальника Могилевского губернского жандармского управления (ГЖУ) по Гомельскому уезду был ротмистр Шебеко. Скорее всего, этот жандармский офицер также принадлежал к могилевскому клану Шебек, но в какой степени родства он состоял с начальником Отдельного корпуса жандармов генералом Шебеко - пока не установлено. Будучи начальником местной политической полиции, ротмистр довольно успешно действовал против революционного подполья.

Кандидат исторических наук, доцент Валентин Михедько говорит:

- Как свидетельствуют архивные документы, для Шебеко была характерна особая оперативная юркость. По крайней мере, ему удалось перехватить транспорт с оружием для партии социалистов-революционеров из 75 револьверов и захватить печатный станок. При этом как минимум часть этого оружия ротмистр передал боевикам ´черной сотни´, действовавшим под покровительством полиции против революционеров. Кстати, еще Александр Цвикевич в своей работе про ´западно-русизм´ писал, что белорусский край дал немало видных жандармов и полицейских.

Кстати, некоторые исследователи выводят фамилию Шебеко от польского слова szybki - ´быстрый´. Но скоро над удачливым жандармом стали сгущаться тучи. В июне 1905 года в Гомеле на улице Кузнечной (ныне - Интернациональная) состоялась демонстрация протеста против погрома в Житомире. На манифестантов налетели казаки, но один из протестующих замешкался и не успел забежать в ворота завода Фрумина (ныне - ОАО ´СтанкоГомель´). Тогда по личному приказу Шебеки казаки дали по молодому демонстранту залп из винтовок. Убитым оказался 16-летний член молодежной рабочей организации. Очевидцы рассказывали, что следы от крови и мозга еще долго оставались на столбе заводских ворот. Тогда же, прямо на месте расстрела, рабочие пригрозили возмездием: ´Шебеко, с тебя первого начнем... ´

И вскоре боевая дружина Гомельской организации партии эсеров организовала на ротмистра покушение. Шебеку выследили при выходе из жандармского отделения на углу улиц Почтовой (ныне - Победы) и Могилевской (Кирова). Дружинник Иван Малеев бросил в ротмистра бомбу, она зашипела, но не взорвалась. Отбиваясь от агентов полиции рукояткой револьвера ´смит-вессон´, Малеев перепрыгнул ограждение и смог скрыться.

Вскоре после этого покушения ротмистра Шебеко перевели в Вильно, на повышение. Возможно, этот перевод было связан и с тем, чтобы вывести помощника начальника Могилевского ГЖУ из-под удара.

´Привет, эмигранты, свободный Париж... ´

Однако в 1917 году новая революция охватила Россию, и самодержавие пало. После Февральской революции Вадим Шебеко сложил с себя полномочия московского градоначальника, а затем и вовсе эмигрировал во Францию.

Его старший брат Николай пытался бороться с ´большевизмом и анархией´. Он вошел в Совет государственного объединения России, намеревающегося противостоять Советской власти. Это объединение было создано в Киеве под эгидой немецких оккупантов в 1918 году и в своем большинстве состояло из монархистов. Его сын Георгий, бывший кавалергард, вступил в Киевскую добровольческую офицерскую дружину. В Белом движении были и сыновья Вадима - Владимир, служивший адъютантом у знаменитого генерала Слащева-Крымского, и Федор Шебеко.

Николай Шебеко был делегирован СГОР в Добровольческую армию Деникина на Кубань. Однако монархисты не смогли достичь взаимопонимания с другими антисоветскими организациями. А затем все белогвардейские сторонники ´единой и неделимой России´ были разбиты Красной Армией. Николай Шебеко в 1920 году также оказался в эмиграции во Франции, где занимал крайне правые позиции и был членом ЦК Русского народно-монархического союза, руководил ´Союзом спасения и возрождения России´. Монархическая организация Шебеки вошла в Высший монархический Совет (´легитимисты´), созданный в баварском Рейхенгалле, и поддержавший затем кандидатуру на престол великого князя Владимира Кирилловича. Однако эти притязания ожесточенно оспаривали другие соискатели царского трона.

А вот его брат Вадим в эмиграции занялся коммерцией. Он открыл в центре Парижа чайную с антикварной лавкой ´Боярский терем´. Уж не она ли стала прообразом заведения в советском кинофильме ´Неуловимые мстители´, где происходили драки и разборки между белоэмигрантами?

После 1933 года монархисты из ВМС запятнали себя тесным сотрудничеством, в том числе - и военным, с германскими нацистами. Дочь Владимира Кирилловича Мария Владимировна (живет в Испании, куда эта ветвь Романовых бежала в 1944 году), и сегодня считается ее сторонниками ´де-юре Императрицей Всероссийской Марией I´, неоднократно посещала РФ, в июле 2009 года с официальным визитом приезжала в Гомель. Но после общественных протестов и распоряжения сверху ее перестали принимать официально, и в Ветку Мария Романова уже выехала как частное лицо.

Николай Шебеко умер 1953-м, Вадим - в 1943-м, а его сын Федор Шебеко умер в эмиграции в 1983 году.