Эти слова М. В. Фрунзе о прославленной дивизии, сказанные о ней на заре становления, начертаны на знаке, выпущенном накануне столетнего юбилея соединения

´Жемчужина Красной Армии´.

30-я гвардейская мотострелковая Иркутско-Пинская орденов Ленина, Октябрьской Революции, трижды Краснознаменная, ордена Суворова дивизия имени Верховного Совета РСФСР...

Полосы дивизионных, армейских, фронтовых, гражданских газет, страницы книг и солидных энциклопедий, тысячи кино- и телесюжетов посвящены ее подвигам и свершениям на полях сражений с колчаковцами и деникинцами, белочехами и семеновцами, марковцами и врангелевцами, махновцами, гитлеровцами, душманами (на базе двух мотострелковых полков был сформирован полк и самолетами доставлен из Чехословакии в Афганистан)... А еще трудовой фронт - от посевных и уборочных, прокладки дорог до строительства Днепрогэса!.. Знаменательные факты, события, портреты ее героев от солдата до Маршала Советского Союза (командир ´тридцатки´ Василий Константинович Блюхер стал одним из первых маршалов) рисуют грандиозный исторический и вместе с тем конкретный, осязаемый образ, который создается уже сто (!) лет, будет дополняться еще многие-многие годы.

Ветераны, сотрудники ´Белорусской военной газеты. Во славу Родины´ гордятся тем, что в создание этой грандиозной картины внесли и свой весомый вклад. Наша боевая предшественница фронтовая газета 3-го Белорусского фронта ´Красноармейская правда´ посвятила ´тридцатке´ множество материалов, сохранила эту традицию и ее правопреемница ´Во славу Родины´.

Наша газета и сегодня не забывает о боевом пути и людях Иркутско-Пинской. До глубины души трогает обращение ко мне ветерана Великой Отечественной войны, Иркутско-Пинской дивизии, военной журналистики Павла Сафроновича Ерошенко - не иначе как ´однополчанин´. И хотя служили мы с ним в ´тридцатке´ в разные годы и даже в разных странах, единение душ людей, прошедших школу прославленного соединения, с годами становится все сильнее. Естественно, это относится не только к Павлу Сафроновичу. Часто вспоминаю сослуживцев, с которыми колесили по дорогам и полигонам Чехословакии, организовывали совместные мероприятия с органами местного и военного управления этой бывшей (как и СССР) страны: С. Волковича, А. Гапоненко, М. Гусева, А. Дружинина, В. Земцова, В. Курнышева, Ю. Ларина, Н. Михальченко, В. Молодана, А. Свиридова, В. Чернова.

Горжусь, что служил под началом командиров, Героев Советского Союза - Юрия Викторовича Кузнецова, импульсивного, в чем-то резковатого, но справедливого, проявляющего заботу о подчиненных, и Владимира Лаврентьевича Неверова, вдумчивого, серьезного, обстоятельного, настоящего интеллигента в погонах. С бывшим командиром 30-й Виктором Германовичем Казанцевым (позже стал Героем России, генералом армии, командующим войсками Северо-Кавказского военного округа) мне не довелось служить вместе, но, когда мы встретились в одном из отдаленных гарнизонов Забайкальского военного округа и он узнал, что перед ним выходец из ´тридцатки´, мы долго и с удовольствием общались...

Передо мной полоса газеты ´Красноармейская правда´ за 28 января 1945 года. Она полностью посвящена прославленной Иркутско-Пинской дивизии. Правда, в целях сохранения секретности здесь речь идет о ´Н-ской стрелковой´. Все материалы вызывают интерес, несмотря на толщу лет, но мне особенно запомнилась небольшая информация о наградах воинов дивизии за прошедший год - 4.798 (!). Убедитесь сами.

За каждой наградой - победа воина, воинского коллектива, большого или самого малого. Но победы давались дорогой ценой. С 22 июня 1941 года по 1 июля 1943-го дивизия потеряла убитыми и ранеными 47.866 человек, а боевой численный состав от 10.558 в начале войны нередко едва превышал половину состава, а 1.3.1943 г. - 3.249, 1.4.1943 г. - 2.921 человек. При этом противник понес куда более значительные потери: 86.328 человек, 432 танка, 60 бронемашин, 223 орудия, 340 минометов...

´Жемчужина Красной Армии´.

На этой же полосе - заметка о том, что даже в суровые годы войны здесь заботились о сохранении истории дивизии, об увековечении подвигов ее бойцов и командиров.

Так было всегда. Ее историю по крупицам собирали и редактор боевого листка в промерзшем окопе в боевой обстановке или на учениях, и известный поэт Михаил Светлов, написавший по личным впечатлениям от службы в дивизии песню, которая звучала чаще в походном строю, чем с концертных площадок, от Дальнего Востока до Германии и Чехословакии.

Урал и Сибирь, Крым и Кавказ, Молдавия, Украина, Польша, нынешняя Калининградская область России - здесь пролегли фронтовые дороги дивизии Гражданской и Великой Отечественной войн. Здесь помнят, почитают твоих героев! Особенно четко это прослеживается в эти дни: уже прошли основные торжественные мероприятия в Пинске, а также в Иркутске и Горячем Ключе, в Гродно, Багратионовске и Заслоново. Так в десятках городов и сел вспоминают героические свершения 30-й. В день рождения дивизии в Марьиной Горке наряду с другими праздничными событиями состоится официальное открытие улицы имени Иркутско-Пинской дивизии. К улицам имени Иркутско-Пинской дивизии в населенном пункте Энем (Республика Адыгея), Краснодаре, городах и поселках Калининградской, Ростовской областей, само собой - в Иркутске и Пинске добавляется еще одна...

А мне иногда вспоминается неприметная улица рядом с расположением штаба и управления ´тридцатки´ в районном городе Зволене (Словакия). Весна 1988 года. Начало серьезной (как тогда шутили - высокой) проверки, проводимой ставкой войск Западного направления. Только что закончился строевой смотр, прохождение торжественным маршем и, конечно же, с песней. Объявлен перерыв перед сдачей строевой подготовки. Все сосредоточенны и серьезны.

... И вдруг вновь зазвучала песня. Высокий детский голос выводил светловские слова в такт явно строевым шагам, правда, каким-то очень легким:

Наша песня кочевала

Вдоль глухих дорог;

По Сибири, по Уралу

Путь Тридцатой лег...

Короткие строчки продолжались несколько секунд, никто даже не успел высказать предположение о певце, а над плацем, над головами суровых мужчин уже в исполнении хора полетел припев:

От голубых уральских вод

К боям Чонгарской переправы

Прошла Тридцатая вперед

В пламени и славе.

Оказалось, что, детей 9-12 лет, пришедших поболеть за своих отцов и уже забравшихся на деревья для улучшения обзора, кто-то из ребят постарше быстро организовал, построил, а песня о родной дивизии полилась сама собой. Не зря же в те годы активно и целенаправленно проводилась начальная военная подготовка. Конечно же, с участием офицеров и прапорщиков частей, а конкурсы строя и песни культивировались даже среди младших школьников.

Вроде ничего такого и не произошло, а на плацу образовалась совершенно иная атмосфера. Лица и проверяющих, и проверяемых посветлели, засияли улыбками... Кто-то из гостей доложил старшему начальнику, что среди детей-песенников примерно треть составляли словацкие ребятишки. Лично для меня это не было чем-то удивительным: не раз и в разных гарнизонах Словакии (а их в дивизии было 12 (!) приходилось наблюдать, как за строем подразделения, возвращающегося в казармы, пристраивались местные пацаны и, торжественно ´шагая в строю´, заявляли: ´Мы тоже иркутско-пинские... ´. Кстати, та самая проверка началась и завершилась успешно! Для меня она была последней в ЦГВ и в Иркутско-Пинской.

Вспоминаю непростые годы с душевной теплотой и легкой грустью. Мы много работали не только в частях, занимаясь главными делами, ради чего нас направили за пределы Родины, но и активно сотрудничали с чехословацкими товарищами. Несмотря на расстояния и границу между странами, которая не способствовала свободному перемещению даже в общественных интересах, были налажены тесные связи с многими ветеранами дивизии, организациями, городами, районами, областями. Оттуда несколько раз в год к нам приезжали делегации, как правило, к 23 февраля, 9 мая и в ноябре - одновременно на годовщину революции и образования дивизии.

Мне особенно запомнилось время, когда с помощью местных предприятий и органов власти мы создавали музей Иркутско-Пинской дивизии. Причем для этого было построено специальное помещение, изготовлено оборудование для удобного и эффективного размещения экспонатов. На открытие музея прибыли многочисленные гости, в том числе Герои Советского Союза и полные кавалеры ордена Славы - ветераны дивизии, представители городов, которые освобождала ´тридцатка´, вдова первого командира дивизии В. К. Блюхера - Г. И. Блюхер, братья по оружию из частей ЧНА. В наш музей часто приходили не только воины дивизии и частей других соединений, но и местные жители, военнослужащие чехословацкой армии.

´Жемчужина Красной Армии´.

В день открытия музея дивизии в Зволене. Слева направо: В. П. Волков, Г. И. Блюхер, Н. М. Земцова, И. М. Ковалёв

Теснейшая связь у ´тридцатки´ с Республикой Беларусь. Здесь она вела бои в начале стратегической операции ´Багратион´. Почти четверть века местом ее дислокации после войны был город Гродно. И вернулась дивизия после выполнения интернационального долга в Беларусь.

С 24 июня 1944 года дивизия в составе 28-й армии участвовала в Белорусской наступательной операции: прорывала немецкие позиции у села Пружинищи южнее Бобруйска, форсировала реку Птичь, наступала по Брестской области на запад, а затем на юг. Преодолев Пинские болота и форсировав реку Ясельду 14 июля, во взаимодействии с 12 сд

освобождала Пинск. Затем в освобождала Брест. За бои в Беларуси звание Героя Советского Союза получили Джамил Мамед-оглы Ахмедов, Иван Малка, Пётр Жуков, Тихон Калинин, Василий Литвинов, Георгий Лопатин, Сергей Роман, похоронен в Бресте Василий Загороднев, совершивший подвиг уже в Польше.

Судьба, героические подвиги других Героев Советского Союза - ветеранов дивизии, всех полных кавалеров ордена Славы Иркутско-Пинской, деятельность многих в мирные годы тесно связаны с Беларусью.

Правопреемником Иркутско-Пинской дивизии является 30-й гвардейский отдельный механизированный батальон 19-й отдельной гвардейской механизированной Николаевско-Будапештской Краснознаменной, ордена Суворова II степени бригады Вооруженных Сил Республики Беларусь.

Полковник в отставке

Всеволод Танана, ветеран Иркутско-Пинской дивизии

иcтoчник: vsr.mil.by