Бобруйск в годы Великой Отечественной

22 июня - День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны

На площади Победы в нашем городе всегда многолюдно и слышен звонкий детский смех. Первое, на что обращает внимание взгляд - грозная боевая машина на постаменте. Рядом находится могила Б. С. Бахарова, командира 9-го танкового корпуса и 6 мемориальных плит, где покоятся останки воинов. Но стоит немного оглянуться, и замечаешь еще один постамент. Скромно стоит под тремя березками памятник, посвященный бобруйчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Пять лучей звезды, а в центре - небольшой холм, увенчанный символическим пламенем. На одной из лучей звезды выбито: 8810.

8810 бобруйчан, погибли в годы Великой Отечественной войны...

Мы - наследники великой Победы.

Как это было

Бобруйск узнал о войне в первые же часы после ее начала. Утром 22 июня немецкие бомбардировщики совершили налет на город: бомбили военный аэродром. А уже 27 июня передовые отряды немецкой 3-й танковой дивизии заняли западную часть Бобруйска. При появлении танков противника все три моста через Березину в районе Бобруйска были взорваны. Наши войска отступили, и только слабовооруженные курсанты бобруйского военно-тракторного училища, юноши, многие из которых до этого даже не брали в руки винтовку, были оставлены на берегу Березины ´сдерживать натиск врага´.

Константин Симонов, бывший очевидцем наступления фашистов, в своих воспоминаниях прямо называет оборону на Березине в 1941-ом Бобруйской трагедией .Вот запись из дневника писателя:

´Немцы в этот день (30 июня)с утра форсировали Березину около Бобруйска. Их отбивало в пешем строю растянутое на двенадцать километров Бобруйское училище, которое на следующий день, когда немцы окончательно переправились, и полегло там, в лесах, в неравном бою... ´

Врач Владимир Марков войну встретил в Бобруйске 8-летним мальчиком, а после войны жил в Казахстане. Долгие годы он руководил медсанчастью на засекреченном заводе в Ульбине (Казахстан), где производилось топливо для ядерных реакторов. Публикуем отрывки его воспоминаний :

´Проснулся от грохота, со сна ничего не понимая. Что-то бабахнуло, как мне казалось, рядом с домом. Испугался, побежал к родителям. Мама и старшая сестра, какие-то растерянные, жалкие, стояли у окна, тихо разговаривали. Вошел отец.

- Лида, дети, это война! Мама почему-то стала плакать. Прижала меня к себе.

... В тот день, 22 июня 1941 года, с нашей небольшой улицы, выбегавшей деревянными домишками к привокзальной площади Бобруйска, на войну вышли из родных калиток 17 мужчин. Домой вернулись шестеро.

24 июня через городок потянулись толпы беженцев. Жуткая, удручающая картина. Паника, растерянность... Особенно забеспокоились евреи. Бежать собралась и моя многочисленная родня. Не знаю, кто предложил, но решили эвакуироваться на телеге. Лошади не было, впрягать стали... нашу корову. Женщины плакали. Информации о положении на фронте не было никакой. Город жил слухами и сплетнями.

А потом на шоссе появились отступающие солдаты Красной Армии, военная техника. Измученные бойцы, несчастные беженцы - все стремились на восточный берег Березины, куда вели два моста - гужевой и железнодорожный (вскоре мосты были взорваны). В этих условиях эвакуироваться мирному населению, в том числе и жителям Бобруйска, было практически невозможно. Власти города успели 25 июня переехать в Могилев. Сутки в городе царила анархия. Склады, магазины подвергались грабежу, погромам.

В ночь на 27 июня передовые части полевых немецких войск практически без уличных боев вошли в город... ´

Фашистская оккупация длилась в Бобруйске ровно три года. Это было время безмерных страданий, массовых расстрелов мирного населения и героической деятельности подпольщиков. В лихие годины людей ни на миг не оставляла вера в Победу.

Сегодня

В городе насчитывается 55 тысяч ветеранов, большая часть из которых объединены в ветеранских организациях. Это не только ветераны войны, но и ветераны Вооруженных Сил, правоохранительных органов, труда. Из них чуть менее полутора тысяч ветеранов Великой Отечественной войны и лиц, приравненных к ним, около 10 тысяч ветеранов-инвалидов 1-й и 2-й групп, а также 132 семьи погибших на фронте. Городская организация ветеранов объединяет 82 первичные организации (а это 27 тысяч человек) и две районные организации. Действуют ветеранские клубы по интересам, наиболее известные из которых - ´Фронтовичка´ и ´Авиатор´. В Бобруйском районе на учете более шести тысяч ветеранов, в том числе более двухсот участников войны.

Самым дорогим раритетом в домашних библиотеках защитников нашего города стала изданная недавно книги бобруйского журналиста Алексея Бобкова ´Герои и ветераны пятой танковой´.

29 июня 1944 года знакомый каждому советскому человеку голос диктора Левитана возвестил об освобождении города на Березине. С тех пор эта дата вписана красными чернилами в историю Бобруйщины. Сила духа, мужество и братство совет- ских людей помогли им выстоять и пережить все военные тяготы, сплотили народы страны на борьбу с фашистским агрессором. Три долгих года находилась в оккупации бобруйская земля, но ее жители не покорились захватчикам, сражаясь за освобождение родного города в подпольных группах и партизанских отрядах. Войскам, участвовавшим в боях за освобождение Бобруйска, приказом Верховного Главнокомандующего от 29 июня 1944 года была объявлена благодарность, а в Москве дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. У Бобруйска особое лицо и особенный ритм жизни. Все, чем знаменит наш город, - заслуга многих поколений бобруйчан, превративших город в крупный промышленный и культурный центр. К сожалению, с каждым годом ряды освободителей Бобруйска редеют. Наша задача - узнать от них как можно больше о тех событиях и передать истории дедов уже своим наследникам. Сегодня мы вновь обращаемся к воспоминаниям тех, кто бился за Бобруйск...

Мы - наследники великой Победы.

Парад 96-й Иловайской гвардейской стрелковой дивизии в Бобруйске. Командир дивизии генерал-майор Кузнецов Сергей Николаевич принимает у местных жителей символ славянского гостеприимства - ´хлеб-соль´. С Бобруйском эту дивизию связали бои июня 1944 года. Время съемки: август 1945. Автор: Михаил Савин.

Мы - наследники великой Победы.

Подбитые в Бобруйской наступательной операции немецкие танки PzKpfw IV (Т-IV). Бобруйская наступательная операция советских войск проходила 24-29 июня 1944 года. В ее ходе было окружено 6 германских дивизий - 40 тысяч солдат и офицеров (по другим данным - 70 тысяч). Все они были уничтожены или взяты в плен. 29 июня советские войска взяли город Бобруйск, где оборонялась 338-я немецкая пехотная дивизия. Время съемки: июнь 1944 года.

Освободил родной город и ушел на запад за Победой

Мы - наследники великой Победы.

Степан Хроп почти всю войну пропартизанил в 277-м отряде бригады Игната Изоха. В те памятные для Бобруйска дни партизанский отряд соединился с войсками Красной Армии, и бился за наш город Степан Степанович уже в составе противотанкового дивизиона 324-й дивизии под командованием генерал-майора Маслова. В городе Степан Хроп был только один день - 28 июня, а потом отправился на запад.

- Мы двигались со стороны поселка Свислочь, - вспоминает ветеран. - Ехали на двух машинах, катили 4 пушки. В районе Кривого Крюка тяжелый бой шел. Я был связистом во 2-й батарее. Помню, как вдвоем с товарищем из Смоленска тянули провод, намотанный на катушку. Кругом все взрывается, гремит, батареи ведут обстрелы. Наш командир делал расчеты для этих самых обстрелов по огневым точкам противника. Снаряды летели прямо у нас над головами и разрывались на Минской дороге, немцы убегали по ней. А чтобы мы не били по ним, они выстроили вдоль улиц, по которым отступали, гражданское население. Понятное дело, по мирным людям мы стрелять не могли. Части фашистов все же удалось прорвать наше окружение и рвануть на Осиповичи. Возле Еловиков тогда было чистое поле, мы окопались, дали залп и ушли на Сычково. Впереди меня ждала Польша. ... Казалось бы, обры- вок воспоминания, короткий миг из огромного военного пути. Но именно из таких вот эпизодов и сложилась история подвига тысяч людей, которые подарили Бобруйску свободу.

Война вершила судьбы

Страшное лихолетье не только разъединяло, но и соединяло людей. Так произошло и у нас с мужем. Его уже нет в живых, но воспоминания остались: вместе освобождали Бобруйск, встречали День Победы, спустя годы за руку идем в первых рядах праздничной колонны ветеранов. С будущим супругом Иваном Буровым познакомились на фронте. Еще в 16 я отправилась в Саратов, где поступила в фельдшерскую школу. А в 1944-м была медсестрой в санитарной роте 115-й бригады. К моменту нашей встречи Иван Архипович прошел Подмосковье, Сталинград и попал на переформирование в Саратовскую область, где командовал авторотой. В один из дней молодой лейтенант при ехал забирать пополнение для стрелковой бригады. Так сошлись наши линии жизни. Из всех медсестер он сразу выделил меня. Подвозя боеприпасы и продовольствие на передовую, находил всегда повод, чтобы навестить. Через полгода мы поженились. В июне 44-го вместе освобождали Бобруйск. Наша часть подошла к городу со стороны Паричей, в лесу за Форштадтом разместили палатки. В полевом госпитале я ухаживала за ранеными солдатами. Особо хорошо помню день 29 июня. Все утро к госпиталю подходили немцы с поднятыми руками, шли сдаваться. К десяти утра наступила тишина, все закончилось. Первые часы освобожденного Бобруйска запомнились огромными клубами дыма, которые заволокли весь центр. Повсюду брошенное немецкое оружие, техника. Много было и убитых, и раненых. Люди выходили из своих укрытий и благодарили нас. Слезы радости и осознание того, что Бобруйск освобожден.

Антонина Бурова, ветеран ВОВ, участник освобож дения Бобруйска

Фронтовая медсестра спасала и бобруйских солдат

Мы - наследники великой Победы.

Екатерина Сапрыкина родилась 7 декабря 1924 года. Несложно подсчитать, что когда началась война, жительница деревни Николаевка Можайского района Московской области была совсем юной. Сегодня мне открыла дверь гостеприимная 91-летняя бабушка, способная поведать историю тех страшных, леденящих душу дней с такой легкостью, будто и не было той крови, страданий и ужасов.

- Когда я услышала о том, что началась война, подумала: ´Ну и пусть, лишь бы поспать дали´, - с иронией говорит Екатерина Андреевна. - Когда мы были в пути и у каждого с собой был кусок колбасы, я тоже не думала о войне. Бог с ней, с той войной. И мне бы кусочек колбасы. А когда я попала под огонь, ни сна, ни колбасы мне уже не было нужно - надо было выжить.

30 июня 1941 года Катя Сапрыкина окончила Московскую школу медицинских сестер, а 1 июля весь выпуск был направлен на фронт. Екатерину Андреевну отправили на передовую, так для нее началась воина.

- Вам было всего 17 лет, а вы уже спокойно смотрели на кровь и раненых?

- Да, поначалу еще было непривычно, но потом я спокойно смотрела, как отнимали ноги или руки, ассистировала врачу на операциях. Да, война сделала меня черствой в этом плане, так что на ударенные коленки детей, а потом и внуков я смотрела спокойно.

´Медсестра Катя спасает Героя Советского Союза´.

За день приходилось выносить по несколько десятков окровавленных солдат, оказывать первую помощь прямо на поле боя. Однажды юная медсестра на плащ-палатке вытащила бойца, осколком от снаряда ему распороло живот.

- Требовалось переливание крови. Моя группа крови подходит практически всем, поэтому я дала ему свою. За время войны приходилось не один раз отдавать кровь. Это мне помогло и в мирное время. Мой организм привык к большим кровопотерям, так что при родах я не умерла, потеряв больше 400 мл крови. Уже позже вышла газета с фотографией и заголовком: ´Медсестра Катя спасает Героя Советского Союза´. - Это был Гостев из Казахстана. После войны мы еще какое-то время переписывались, но позже потерялись, - рассказывает Екатерина Андреевна. - А тогда я не знала, кто он. Просто каждому старалась помочь сохранить жизнь.

О Бобруйске. Не одна военная дорога на счету Екатерины Сапрыкиной. Беларусь, Россия, Польша, Чехословакия, Германия - все было пройдено, сотни жизней спасены. Победу встретила в Берлине, расписалась на рейхстаге.

- Екатерина Андреевна, а в освобождении Бобруйска участвовали?

- Да, на этой территории во время войны я тоже была. Помню кресты, кресты... Немцы свое кладбище посреди города устроили.

- В прошлом году останки были перезахоронены...

- Это хорошо. Еще помню, что Бобруйск вовсе не был похож на город, больше на большую деревню, не было почти и Социалки. В Бобруйск чуть позже пришлось вернуться. Григория Степановича, мужа Екатерины Андреевны, военного строителя, отправили работать в наш город. Военная медсестра трудилась на окраине города в поликлинике №3. Вместе с мужем она прожила 63 года, в 2006-м Григория Степановича не стало. Но жизнь продолжается - в семье двое детей, 4 внука и 6 правнуков, которые не забывают о своей бабушке, навещают ее и помогают по хозяйству. Из наград у Екатерины Андреевны орден Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, медали ´За взятие Берлина´, ´За взятие Кенигсберга´, ´За боевые заслуги´. В этом году она вновь их наденет и отправится на площадь Победы - встретиться с боевыми товарищами и почтить память тех, кто оказался на портретах своих потомков, но не вышел из строя, оставшись в шествии Памяти.

´Война кончится быстро´

Мы - наследники великой Победы.

Евгению Антоновичу Алехновичу 17 лет. На дворе - лето 1941-го. Впереди последний экзамен в педагогическом училище, направление на работу. Судьба распорядилась так, что Евгению Антоновичу пришлось ехать в Западную Беларусь. ´Готовься к институту, - говорили ему преподаватели. - А война быстро кончится´...

Семья Евгения Антоновича была немалая - отец, мать, четверо детей. Им пришлось пережить многое. К примеру, отец Антон Адамович успел побыть и чекистом, и нэпменом, и кулаком. Когда сворачивалась НЭП, Алехновичи из Бобруйска уехали, долгое время работали на своей земле, но затем хозяйство срочно сбыли из-за угрозы раскулачивания. Затем снова был Бобруйск, где Евгения отдали в четвертый класс школы №22.

... Война заставила всю семью уйти в партизаны Глущины. В декабре 1943 года отряд перешел линию фронта и соединился с Красной армией. После краткого курса обучения Евгений Алехнович был направлен в 115-ю отдельную стрелковую бригаду, в роту автоматчиков. Перед началом операции ´Багратион´ солдат учили, как вести себя во время штурма. 23 июня части двинулись на Бобруйск. 28 июня рота подошла к восточной окраине Киселевичей, а 29 июня легко вошла в город. В ночь с 28 на 29 июня Бобруйску пришлось быть окутанным дымом - сгорели многие дома и постройки. Улица Энгельса, по которой шагала рота, была сожжена, улица Октябрьская оказалась опустошенной наполовину. Фашисты не хотели ни воевать, ни сдаваться, оттого пытались отстреливаться и отступать. На улице Бахарова были видны следы тяжелого боя. Но такое уличное сражение было, скорее, исключением из общей картины.

... Многие награждались медалями за взятие Бобруйска. Была бы заслуженная медаль ´За отвагу´ и у Евгения Антоновича - он был первый в списке, но случилась небольшая промашка на службе, и спустя несколько дней последовало взыскание, которое поставило на медали крест. С сентября 1944-го Евгений Антонович служил в 130-м гвардейском стрелковом полку 44-й гвардейской стрелковой дивизии. 24 октября 1944 года был тяжело ранен во время боев под Варшавой. Девять месяцев пришлось раненому солдату провести в переполненных госпиталях, откуда он вышел инвалидом второй группы. Возвратился в родной Бобруйск. Старший брат Иван с войны не вернулся. С годами Евгению Антоновичу удалось восстановиться и снять инвалидность. Работал педагогом в Бобруйском педучилище, завучем в школе, 15 лет был директором и учителем в школе для слабослышащих детей. К фронтовой награде - ордену Славы третьей степени - прибавились звания выдатнiка народнай асветы БССР и заслуженного учителя СССР.

иcтoчник: 23bobruisk.schools.by