Надежда Чайковская: ´Долгая дорога домой´.

иcтoчник: www.shinnik.by

Сожженный дом, бегство от линии фронта, тяжкая доля остарбайтеров, ужасы лагерей смерти: о том, какой след оставила война в жизни ее большой семьи, рассказала ветеран ОАО ´Белшина´ Надежда Романовна ЧАЙКОВСКАЯ.

Ветеран ´Белшины´ Надежда Чайковская и председатель совета ветеранов Общества Виктор Смыслов

- Воспоминания... Не знаю, можно ли в моем случае полноправно употребить это слово. Мне ведь, когда началась война, только-только исполнился месяц. Поэтому о тех событиях я знаю в основном со слов мамы, сестер и брата.

В паспорте, кстати, у меня обозначена дата рождения ´17 июля´. Но знаю точно, что родилась я 20 мая 1941 года. А второй день рождения обрела после того, как мы с сестрами вернулись на родину и старшие взялись восстанавливать документы, которые сгорели вместе с домом. Тогда нас с сестрой оформили как родившихся 17 июля, по дате обращения.

До войны семья наша жила в деревне Дворище Калужской области: папа, мама и семеро детей - брат Иван, сестрички Анастасия, Антонина, Анна, Екатерина, Ангелина и я, самая младшенькая.

В июне 41-го, сразу после того, как грянула война, мой отец Роман Степанович ушел на фронт. Осенью того же года фашистские войска, которые рвались к Москве, заняли наш район. Мама, чтобы спасти нас, решила идти подальше от грохочущих боев. Дорога наша оказалась долгой, даже до Украины добрались. Питались чем придется, жили где придется. Иногда помогали добрые люди, иногда... Не все были так добры. В 1943 году всю нашу семью фашисты перевезли на запад Белоруссии - в город Дятлово Гродненской области, в приют-распределитель. Там наши пути разошлись: Ивана и Антонину отправили в лагерь смерти Освенцим, а остальных - маму и тех, кто помладше - в Германию, в Майнц. Старшие трудились на стройках разнорабочими, младшие просто выживали...

Город был освобожден в марте 1945 года. Вскоре мы вернулись домой, на родину, в товарном вагоне. Ну, как домой: деревня наша была сожжена, поэтому жить нам пришлось в старой солдатской землянке. С питанием было еще сложнее. Часто старшие сестры брали меня с собой, и мы ходили по соседним деревням - просили поесть. При таких условиях немудрено, что я заболела чем-то очень серьезным. Мама и сестры говорили потом, что выжила чудом.

Не меньшим чудом было возвращение домой прошедших ад Освенцима Ивана и Антонины. Как же мы радовались тогда! Надеялись на еще одно чудо - на то, что вернется папа. Но этой надежде было не суждено сбыться: на него пришла похоронка.

Всей семьей мы построили новый дом, один из тех, что появились тогда в нашей восставшей из пепла деревне. Началась мирная жизнь...

Андрей ЧИЖИК

Фото Маргариты ГАЦКО