Жительница партизанской деревни Березовое Болото всю жизнь носила в себе осколок немецкого снаряда.

иcтoчник: www.sb.by

Деревеньки под названием Березовое Болото не существует уже много лет. На ее месте лишь металлический крест с табличкой, на которой выбиты имена мирных жителей, погибших во время Великой Отечественной от рук оккупантов. Но в Кличеве я познакомилась с Лилией Жовняк, у которой в Березовом Болоте жила родня. Фамилии ее деда и дяди тоже увековечены на кресте. Ее мама - Евдокия Пирожник - выжила чудом и до самой смерти носила в себе один из осколков немецкого снаряда.

Люди на болоте

60 процентов территории Кличевского района занято лесами. Много тут рек, озер и болот. В лесном краю и ютилась небольшая деревушка Березовое Болото: около 30 домов, чуть больше сотни жителей.

Дед и дяди Лидии Жовняк погибли в Березовом Болоте.

- Ни колхоза, ни школы не было. Зато регулярно останавливались тут народные мстители - в войну Березовое Болото оказалось в партизанской зоне. В здешних лесах, например, дислоцировался отряд под командованием капитана госбезопасности Анатолия Шестакова. Мой дед по материнской линии - Степан Георгиевич Пирожник - стал у шестаковцев связным. Cлуживший десятником в леспромхозе, он знал в лесу каждую тропинку, не раз спасал жизни нашим, выводя их из окружения. Бабушка Агафья Даниловна с дочкой Евдокией, моей мамой, пекла для них хлеб, - уточняет Лилия Жовняк. - А еще мои предки прятали и лечили в своем доме раненых.

Досталось и людям на болоте: в село, что граничит с Кировским районом, однажды нагрянул отряд Дирлевангера - тот, что в июне 1942 года жестоко расправился с жителями деревни Борки и шести окрестных поселков.

Отца и сына убили во дворе

В 1942-м в Березовом Болоте каратели сожгли немало хат, одна из них принадлежала семье Пирожник.

- Маме моей Евдокии в ту пору было 16 лет, и она под видом погорельца стала ходить по окрестным деревням, якобы собирая на пропитание. На самом деле добывала сведения для ´лесных людей´, - поясняет родившаяся уже после войны Лилия Михайловна.

Читаю пожелтевшую архивную справку: ´Пирожник Евдокия Степановна с июня 1942 года по июль 1944 года была связной партизанского отряда, затем - 760-й бригады имени Березовского´.

Жительница партизанской деревни Березовое Болото всю жизнь носила в себе осколок немецкого снаряда. Жительница партизанской деревни Березовое Болото всю жизнь носила в себе осколок немецкого снаряда.

Документ свидетельствует: Евдокия Пирожник (Шамаль) была партизанской связной.

У Степана Георгиевича и Агафьи Даниловны, помимо Евдокии, был еще сын Василий. В апреле 1943-го дети с односельчанами готовились к посевной. Запрягали лошадь, когда рядом с ними взорвался вражеский снаряд (зная, что деревня партизанская, фашисты обстреливали и бомбили ее регулярно). Вася погиб сразу. Его сестру сильно посекло осколками. От неминуемой смерти девушку спасло животное - падая, оно, раненое, прикрыло собой хозяйку.

- В тот момент их родители находились дома. Услышав крики, выбежали во двор, увидели убитого сына, окровавленную Евдокию - с пробитыми руками, ногами, животом, - рассказывает Лилия Жовняк. - Знали, что вот-вот появятся каратели, но уйти в лес с тяжелораненой дочерью не могли, остались в хате. Один из фашистов - он был русский - ворвавшись в избу и оценив обстановку, сказал, кивая на девушку: ´Эта от ран помрет, а старая рядом с ней ляжет - материнское сердце столько горя не вынесет´. Эту историю я знаю от мамы, которая, несмотря на прогнозы того изверга, выжила. А вот ее отцу Степану Георгиевичу фашисты не оставили никаких шансов: расстреляли прямо на пороге дома.

Мужа и сына Агафья Даниловна похоронила, дочь переправила в партизанский отряд, где ей обрабатывали и перевязывали раны. Девять их было на теле Евдокии, могла умереть от инфекции, но, к счастью, молодой организм справился.

Общая боль

Лилия Михайловна высыпает из шкатулки на ладонь металлические осколки - ´мамино наследство´:

Жительница партизанской деревни Березовое Болото всю жизнь носила в себе осколок немецкого снаряда.

Осколки из тела Евдокии извлекли в 1952-м, но один она носила до самой смерти.

- Она говорила, что некоторые вышли из нее вместе с нарывами - раны сильно гноились. Те, что в ногах застряли, в 1952 году извлекли в Минске в больнице.

Несмотря на тяжелую долю, инвалидность II группы, Евдокия Степановна осталась жизнерадостным, активным, светлым человеком. Окончив курсы счетоводов, сельхозтехникум в Бобруйске, устроилась в Кличеве на работу в артель.

- Артель для инвалидов, где шили одежду, мастерили обувь, создал Василий Сыромолот, вернувшийся с фронта без рук. Мама пошла к нему кассиром. Там встретила свою любовь, - рассказывает Лилия Жовняк. - У них с моим отцом было много общего. Василий Шамаль в 1942-м примкнул к партизанскому отряду Игната Изоха, потом отправился на фронт. Был ранен: одна из пуль застряла в ноге. В госпитале в городе Глазов - в Удмуртии - доктора хотели ее ампутировать. Он не позволил, в 1944-м вернулся на родину в деревню Стоялово Кличевского района на костылях. Его назначили бригадиром полеводческой бригады, выделили лошадку. Справляться с такой работой ему было тяжко, он выучился на сапожника, пришел в артель.

Сапожником Василий Шамаль стал известным на всю округу. И сколько жил со своей женой, столько лично делал для Евдокии туфли и сапоги. В покупной обуви она, в 17 лет из-за травм ступней ставшая хромой, ходить не могла.

Жительница партизанской деревни Березовое Болото всю жизнь носила в себе осколок немецкого снаряда.

У супругов Шамаль схожие судьбы: оба прошли войну, были ранены.

- Маме было за 70, когда у нее обнаружили грыжу. После операции она резко начала терять вес. Заподозрив онкологию, ее отправили на снимок брюшной полости. И вот приходит в палату хирург: ´Никак не могу понять, что там у вас за пятно черное внутри´. Мама ему: ´Это, детка, фашист во мне сидит!´ - вспоминает Лилия Михайловна. - Единственный из девяти осколков от фашистского снаряда решили не извлекать. С ним мама и ушла, а прожила она 84 года.

Пока Евдокия была жива, ездила в родное Березовое Болото, окончательно опустевшее в 1970-е со смертью последнего жителя, - на могилу предков. Теперь цветы у скромного креста оставляет Лилия Михайловна.

Каранкевич, Крисковец, Калиновский, Пирожник, Тарелко, Харлап... На табличке - 18 имен. Эти люди погибли от рук оккупантов в разное время - с 1941 по 1944 год. Но для земляков они живы, как живо и Березовое Болото - если и не наяву, то хотя бы в памяти.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.