´Служба дорога́ мне тем, что там всё было по-настоящему´. Клирик Бобруйской епархии рассказал как повлияла служба в Афганиста...

иcтoчник: bobreparhiya.by

´Служба дорога́ мне тем, что там всё было по-настоящему´. Клирик Бобруйской епархии рассказал как повлияла служба в Афганистане на его путь к вере

Он мечтал попасть в Афганистан. Хотел проверить себя на прочность. Закончил техникум. Читал много литературы. Все профессиональные навыки ему пригодились на службе, а знания из книг использовал для того, чтобы пройти психологические тесты. По результатам тестирования принимали решение: кто из будущих солдат окажется в самых горячих точках.

15 февраля отмечается годовщина со дня вывода советских войск из Афганистана. Девять лет советская армия находилась на территории мятежного государства в самом центре Евразии. С 1979 по 1988 год там побывали сотни тысяч юношей из Беларуси, России, Украины.

´Служба дорога́ мне тем, что там всё было по-настоящему´. Клирик Бобруйской епархии рассказал как повлияла служба в Афганиста... ´Служба дорога́ мне тем, что там всё было по-настоящему´. Клирик Бобруйской епархии рассказал как повлияла служба в Афганиста...

15 тысяч из них убиты и пропали без вести. Больше 50 тысяч получили ранения, были контужены. Больше 10 тысяч получили инвалидность. Около полумиллиона человек переболели тяжёлыми инфекциями, из-за неблагополучных санитарных и погодных условий. Те, кто вернулись невредимыми, пострадали морально. Кто-то пошёл в бандиты, кто-то свёл счёты с жизнью, кто-то заглушал душевную боль алкоголем. Судьбы молодых людей сложились по-разному.

´Служба дорога́ мне тем, что там всё было по-настоящему´. Клирик Бобруйской епархии рассказал как повлияла служба в Афганиста...

Афганские события происходили тогда, когда едва-едва утихла память о человеческих потерях во Второй мировой войне. Этот конфликт - совсем другого порядка, но мы сейчас не будем углубляться в его геополитические и религиозные особенности. Сосредоточимся на истории человека, которому удалось обратить свой жизненный опыт во благо. На пользу своей душе и на пользу окружающих. На истории одного бобруйского священника, который побывал ´там´.

ДЛЯ СПРАВКИ

Протоиерей Василий Макарчиков - клирик Георгиевского храма и настоятель двух сельских приходов Бобруйской епархии. Родился в 1968 году в Бобруйске.

Отец рабочий, мама кондитер. В семье есть младший брат.

В 1983-1987 учился в Бобруйском автотранспортном техникуме, получил специальность водителя, слесаря четвёртого разряда и техника-механика по обслуживанию автомобилей.

С 1987 до дня вывода войск служил в армии.

В 1998 году стал священником. Есть четверо детей, младшему 20 лет.

СТРЕМИЛСЯ В АФГАНИСТАН, ЧТОБЫ ИСПЫТАТЬ СЕБЯ

Наш разговор сразу пошёл не по плану. Первым делом я хотела спросить о том, как отец Василий узнал о том, где именно будет служить. Что почувствовал в этот момент, было ли страшно. Для многих призывников направление в такие опасные войска было как гром среди ясного неба. Оказалось, что будущий священник сам пожелал туда попасть и даже заранее готовился к этому.

´Служба дорога́ мне тем, что там всё было по-настоящему´. Клирик Бобруйской епархии рассказал как повлияла служба в Афганиста...

- Лет в 16 я начал заниматься рукопашным боем, - рассказал протоиерей Василий Макарчиков. - У любого занятия должна быть какая-то цель. Рукопашный бой - своего рода религия, путь совершенствования человека. Это имеет мало отношения к христианству, но тогда мне было далеко до этого понимания. Я тренировался и передо мной стал вопрос: а насколько я усовершенствовался? Нужно было себя как-то проверить.

´Служба дорога́ мне тем, что там всё было по-настоящему´. Клирик Бобруйской епархии рассказал как повлияла служба в Афганиста...

Нас воспитали в духе патриотизма. Война шла. Рассказывали как люди себя на ней проявляют. Поэтому, когда в техникуме учился и подходил период службы, я пошёл в военкомат и сказал, что хочу, чтобы меня туда послали. Мне сказали: ´Мы распределением не занимаемся. Вот придешь на пункт, а там разбирают кого куда. Повезёт - попадёшь туда´.

Когда я ещё учился в школе, у меня всегда была тяга познать смысл жизни и всё остальное. Вот звезды на небе - а как они там висят? Из-за тренировок мне стало понятно, что нужно использовать какие-то вспомогательные средства.

Я стал читать всё, что можно было достать. По психологии, гипнозу, по восточной медицине... Ко времени службы в армии у меня уже было достаточно знаний для прохождения психологических тестов. Их нужно было выполнить перед отбором на службу. Я проанализировал эти тесты и ответил так, чтобы попасть туда, куда я хотел. Так я попал в пограничные войска, в Среднеазиатский округ.

´Служба дорога́ мне тем, что там всё было по-настоящему´. Клирик Бобруйской епархии рассказал как повлияла служба в Афганиста...

На фото: с псом-разведчиком по кличке ´Марс´

Моей основной специальностью там было водить БТР, но приходилось разное делать. Разведки, рейды, засады - всё это было. На моих глазах на минах взрывались машины. Повезло или нет, но прямых столкновений не было, в упор стрелять не приходилось.

АРМЕЙСКАЯ ПОГОВОРКА ´ВСЁ КВАДРАТНОЕ КАТАЮТ, ВСЁ КРУГЛОЕ НОСЯТ´ - НЕ ПРО АФГАН

Что запомнилось больше всего? То, что всё было по-настоящему. Приведу пример из бытовой жизни. Мы когда с матушкой создали семью, однажды шли вместе, она увидела серёжки и сказала: купи мне эти серёжки. Они были из какого-то алюминия. Я ей сказал, что такое не куплю. Если есть возможность - лучше купить какие-то хотя бы полудрагоценные камни, чтобы это было что-то настоящее, натуральное. А это что? Никакой ценности. Для меня всегда было важно, чтобы было так, как в песне поётся: ´Любить - так любить! Стрелять - так стрелять!´. То есть чтобы всё было по-настоящему.

Уже после возвращения из армии мы ездили навестить моего друга детства, который был меня немножко младше и служил. Когда мы с его родителями приехали, он был на разгрузке металлолома. Так прошла почти вся его служба, в каких-то бытовых вещах. Чем мне была дорога моя служба: тем, что у нас все действия и даже весь быт - всё было на своих местах. Не было такого, чтобы нас нужно было чем-то специально нагрузить. Известно, что в армии даже родился такой каламбур: всё квадратное катают, а всё круглое носят. Ведь считается, что солдата нужно всегда чем-то занять.

О СТРАХЕ СМЕРТИ И ПЕРВОМ ОСОЗНАНИИ, ЧТО ВСЁ ЗАВИСИТ ТОЛЬКО ОТ БОГА

Боялся ли я смерти... Знаете, даже в Церкви мы сталкиваемся с тем, что масса прихожан могут в ней быть десятилетиями, но не отдают себе отчёта в том, для чего они здесь. Наивысшая, глобальная цель - спасение, но есть также ступеньки к этому. Одна из них - преодолеть страх смерти. Смерть будет преодолена после Второго пришествия Христа окончательно, но её можно преодолеть в своём сознании уже сейчас, преодолев страх. Как древние святые, которые шли на смерть совершенно спокойно, ничего не боясь. Так что эта проблема существует даже среди верующих людей. Мне было в этом плане немного проще, потому что боевые искусства сами по себе закаляют.

Однажды нас привезли на полигон, на стрельбище. Командир сказал залечь и выбрать себе какую-то расщелину, стрелять в неё и смотреть - попадаете или не попадаете. Когда бьёшь очередями, там ещё бывает разброс пуль, но, когда переключаешь на одиночные выстрелы, пуля за пулей попадает в эту расщелину. У меня тогда произошло первое осознание, первый толчок к пониманию Бога. ´Хорошо, ты туда стреляешь, а если бы ты там лежал? Какой шанс у тебя выжить? Шансов никаких!´ Волосы стали дыбом от этого осознания. И я понял: от меня ничего не зависит.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ АРМИИ: ПЫТАЛСЯ УСТРОИТЬСЯ В МИЛИЦИЮ, ИЗУЧАЛ РЕЛИГИИ

Первые полгода после армии я с домашними не мог найти общего языка, ни с кем. Я понял, что испытание прошёл, вроде бы выжил. Но человек привыкает жить в состоянии стресса. Адреналин - это как наркотик. Человек ´подсаживается´ на рискованность, на выброс адреналина. Поэтому после войны многие себя не находили в жизни.

Я пытался устроиться работать в милицию: там то же самое, всегда опасность. Для милиции меня забраковали. Конечно, это было промыслительно. Кто-то пошёл в бандиты. Кто не смог устроиться ни туда, ни сюда, тот стал снимать стресс по-другому.

Я продолжил изучать философию, психологию. Потихоньку пришёл в состояние равновесия. Благодаря книгам каждый человек может вкратце пройти тот путь, который прошло человечество за тысячелетия.

На тот момент уже открыли границы. Сняли ограничения не только на Православие, но и на всё остальное тоже. Из-за рубежа хлынули всякие учения сект. У советского человека всё это виделось одной сплошной ´хорошей´ духовностью. Мы начали читать всё это. Каждый второй в храме через это прошёл. Я начал читать, сравнивать. У меня математический склад ума, я проводил сравнительный анализ религий, чтобы понять и постичь, где истина. Тезисно сформулировал все философии, течения и увидел, что всё - иллюзия, они никуда не ведут. После этого у меня был очередной внутренний кризис. Он в конце концов привёл меня к вере.

НАШЁЛ СВОЙ КРЕСТИК НА ВЕРХНЕЙ ПОЛКЕ ШКАФА, СПРОСИЛ ОТЦА - ЗАЧЕМ ЕГО ХРАНЯТ?

Я был крещён в детстве, на Шмидта [примечание: в единственном открытом бобруйском храме в советское время, Николо-Софийском]. Советская идеология выставляла веру в неприглядном свете. Так нас учили и в школе: нам говорили, что всё это ложь, ерунда.

Когда я подрос, и, как ребёнок, которому интересно, что там на дальних полках в шкафах, полез наверх. Там была коробочка, в ней крестики лежали. Это был крестик брата и мой. Я сказал родителям: ´Зачем это нам нужно, зачем вы это храните? Это вообще надо выбросить´. Отец, простой человек, работяга, посмотрел на меня и сказал: ´Я тебе выброшу. Этот крестик - значит то, что ты - православный христианин´. Мне это врезалось в память. Когда я осознал веру, пришёл к ней, меня поразила глубина простого человека. Отец был не воцерковлён, но насколько он чувствовал значение всего этого.

Его мать была очень верующей. В её деревне мне рассказывали: как-то было пожар, она вышла, помолилась, и как стенку поставила, пожар остановился. Половина деревни сгорела, половина осталась.

´ХОЧУ ЧТО-ТО ОСМЫСЛИТЬ, НО НЕ ЗНАЮ, КУДА ЭТО ПРИВЕДЁТ. ЕСЛИ ХОЧЕШЬ - ПОШЛИ ВМЕСТЕ´. О ЖЕНИТЬБЕ

С супругой познакомились на проводах в армию моего друга детства. Немножко пообщались, потом нас жизнь развела: я был на практике в Нижнем Новгороде, а она училась в Хотимской школе-интернате. Она из многодетной семьи, где семь детей. Мать всех воспитывала одна, потому трое детей учились в Хотимске, а она пыталась совладать с остальными. У нас не было возможности продолжать общение. Потом мы уже встретились после армии.

Встретились, а через пять дней подали заявление. Это было так. Я ей сказал: ´Меня внутренне тянет к чему-то неизведанному, к какому-то постижению, я хочу что-то осмыслить. Я не знаю куда меня это приведёт. До конца не знаю, зачем мне это, куда это выведет, но я буду туда идти. Если хочешь, пошли вместе. Если будешь мешать - лучше не надо´. Она ответила - хочу. Я ей сказал: бери завтра паспорт и пойдём за белым платьем. Я всем говорил, что или в течение года после армии женюсь, или не женюсь вообще. Получилось, что женился где-то через полгода. Вот уже 32 года мы живём вместе.

СТАЛ СВЯЩЕННИКОМ ПОСЛЕ ГОРЯЧЕЙ МОЛИТВЫ И ОПЫТА ВСТРЕЧИ С БОГОМ. ПРОЩА, ТУРКИ, СЕМИНАРИЯ...

Когда я изучал все книги и учения, у меня была необходимость определённого затвора. Лет на семь я ушёл работать сторожем, на копеечную зарплату. Была перестройка. Что-то выращивал в огороде, в лесу собирал грибы, на речке ловил рыбу. У меня уже было трое детей, были какие-то копеечные пособия.

Несколько раз на этом пути познания я пытался брать церковные книги. Но у меня было такое ощущение, что это как замёрзшая река. Ты разгоняешься - плюх, растянулся и заскользил, а вглубь проникнуть не можешь. Я ясно осознавал, что мне ничего не открывается. Как-то наступил ´момент истины´.

Был период Великого поста, и я сорок дней, искренне, от всего сердца, ночами читал Псалтирь. Молился и просто ´Господи, помилуй´, когда больше ни на что не оставалось сил. К концу Поста у меня произошло то, что митрополит Антоний Сурожский называет ´встречей с Богом´.

Дальше была поездка в Прощу. В то время туда ездили многие, кто пытался искать какую-то духовность, как в ´место силы´. Мы ехали туда на поезде, потом шли через лес, были дождливые года, местами пробирались как по болотам. В Проще мы помолились ночью - там читали акафисты. Потом туда приехал отец Елисей [примечание: иеромонах Елисей (Николаенко)], мы с ним познакомились. Он меня пригласил в Турки. Только спустя месяц после знакомства я вспомнил о его приглашении. Через знакомых как-то нашёлся его номер, я ему позвонил. Год я ездил в Турки, стал пономарём. Потом он благословил меня готовиться в семинарию. На первую сессию поехал мирянином, на вторую - диаконом, на третью - священником.

КАК БЫТЬ ТЕМ, КТО ЗА ПРОШЕДШИЕ ГОДЫ НЕ СМОГ СПРАВИТЬСЯ С ПОСЛЕДСТВИЯМИ АФГАНА (ИЛИ ДРУГИМИ ТРАВМАМИ)

Лично на своём пути и в общении с прихожанами я стараюсь свободу человеческую не порабощать. Христос пришёл. Он наш Творец, Он нас знает лучше всех, Он знает то, как здесь всё устроено и по каким законам всё работает. Он мог нас всех ввести в Царство Божие. Но почему-то этого не сделал. Тайна - в нашей свободной воле. Для Него важно, чтобы человек сам, самостоятельно за Ним следовал. Я приверженец именно такой точки зрения.

Можно пытаться помочь человеку, но принуждать - не мой путь. У меня есть два сельских прихода. Там основные прихожане - несколько бабушек. Они хоть и жизнеспособные, но помощников нет. Ни в делах организационных, ни дрова колоть, косить - всё нужно делать самому.

Приезжал ко мне осенью помогать один прихожанин. Нужно было где-то землю развести, мы ровняем территорию. Он сказал: ´Я вообще-то ненавижу эту работу, примитивную, грязную. На даче меня всё это прямо выводит из себя. А сюда приехал - и на душе так хорошо!´ Дело в том, что, когда приходишь Богу служить и делаешь это добровольно, тебя Бог награждает духовной радостью. Вот я в своей деятельности и привык действовать так.

КАК ОБРАТИТЬ ГРЯЗЬ В СТРОИТЕЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ (СВОЙ ОПЫТ)

Кто-то ведёт более чистый образ жизни, кто-то не совсем. Многое зависит от среды обитания. У меня была, слава Богу, благополучная семья. У всех есть предпосылки нашей падшей природы, но у кого-то условия возрастания позволяют этой природе идти в одном направлении, у кого-то - в другом.

Из всего нужно выносить полезные уроки. Грязь, глина - это рабочий материал. Его нельзя преуменьшать. Нельзя ему придавать больше значения, чем это есть на самом деле. Упал - встань. Покайся, если был не прав, и больше так не делай. Мы пошли путём познания добра и зла. Другого пути у нас просто нет. Это наша данность. Даже из самой негативной ситуации можно сделать выводы.

Я заметил у многих одну интересную вещь.

Когда люди ищут смысл жизни через науку, через философию и приходят к вере, многие хотят к своему уже созданному мировоззрению, слепленному из разных лоскутков, пришпандорить церковную жизнь. Этот путь неверный. Нужно понять, постичь святых отцов, осмыслить всё. Когда это удастся, можно будет выражать свою веру с помощью своего багажа знаний, любыми словами. Но не наоборот, иначе этот путь в никуда. Я это понимаю, поэтому мой опыт мне помогает.