Советский джаз - ровня симфонии? Почему фильм ´Мы из джаза´ не везде точен.

иcтoчник: aif.by

´Я обвиняю студента Иванова по двум пунктам. Первое - упадничество. Второе - пропаганда чудовищного порождения буржуазной культуры, нэпмановского ширпотреба. Я имею в виду джаз´. Эти слова звучат в самом начале чудесной картины Карена Шахназарова ´Мы из джаза´. Именно под эти слова студента Одесского музыкального техникума Костю Иванова, которого сыграл Игорь Скляр, вышибают из учебного заведения.

Фильм стал лидером по кассовым сборам 1983 года среди советских полнометражных картин. В 1986 году состоялась его телепремьера, и он, став одновременно и популярным, и культовым, воспринимался тогда, да и воспринимается сейчас как нечто вроде исторического кино. Ну да - всем ведь известно, что в СССР джаз, мягко говоря, не приветствовали. Максим Горький называл его ´музыкой толстых´, а фразочки ´Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст´ или ´От саксофона до ножа один шаг´ вообще стали чуть ли не визитной карточкой ´цивилизации совка´.

Джаз играли даже на съезде Коминтерна

Фокус, однако, в том, что фильм Шахназарова - не историческое кино, а музыкальная комедия. В этом плане он сродни фантастической комедии ´Иван Васильевич меняет профессию´. Фильм Леонида Гайдая почти целиком состоит из исторических ляпов, натяжек и несуразностей, что не мешает нам его любить.

То же самое относится и к картине ´Мы из джаза´. Согласно сюжету, Костя Иванов вылетает из техникума где-то в конце весны 1926 года. Но как раз в это время никакого скандала с отчислением из-за джаза не могло произойти просто по определению. Именно тот год стал настоящим началом расцвета советского джаза - расцвета бурного, яркого и сопровождающегося чуть ли не паломничеством джазменов в ´страну победившего пролетариата´.

Впрочем, с чисто формальной точки зрения началось всё ещё в 1921 году, когда поэт, музыкант и хореограф Валентин Парнах побывал на выступлении американской группы Mitchell´s Jazz Kings в парижском кафе ´Трокадеро´. Он был настолько впечатлён драйвом новой музыки ´угнетенных меньшинств´, что тут же затеял бурное движение по ее пропаганде в России. 1 октября 1922 года в Москве состоялся первый джазовый концерт. Самое любопытное, что он проходил как раз в техникуме - Центральном техникуме театрального искусства, что ныне называется ГИТИС. Кстати, на фортепьяно в ´Первом в РСФСР эксцентрическом оркестре джаз-банд Валентина Парнаха´ играл Евгений Габрилович, тот самый, что впоследствии станет киносценаристом - по его сценариям снимут такие значимые для нашего кино картины, как ´Два бойца´, ´В огне брода нет´ и ´Начало´.

В 1924 году джаз-банд Парнаха играет для делегатов V съезда Коминтерна, и играет с огромным успехом. А в самом начале 1926 года дело доходит до того, что концертная организация ´Российская филармония´ заключает контракт с группой The Jazz Kings - команда играла несколько месяцев в Москве, причем успех был настолько велик, что контракт продлили. И ´Короли джаза´ продолжили феерическое турне, попав в конце весны как раз в Одессу, где и публика, и официальная пресса принимали их ´на ура´. В таких декорациях отчисление Кости Иванова из техникума за увлечение джазом выглядит нелепо.

Досталось даже ´Маршу Будённого´

Теоретически Костю могли прессануть несколькими годами позднее, когда в обществе после статьи Горького развернулась дискуссия, подхваченная Российской ассоциацией пролетарских музыкантов. Ретивые ребята из РАПМ действительно попортили много крови советским джазменам. Так что финал фильма, где цитируется статья в какой-то газете: ´Чтобы не увлечься этой игрушкой кабацкой, чтобы не уклониться в сторону от подлинно революционных музыкальных исканий, нужно крикнуть зычным голосом - долой джаз-банд!´ - выглядит более-менее правдоподобно.

Но именно что ´более-менее´. Потому что как раз в 1928 году никакого ´долой´ не происходит. Наоборот - Леонид Утёсов собирает свой первый джаз-оркестр, а в Ленинграде висят афиши ансамбля ´Джаз-Капелла´, где говорится, что все сборы с концертов отходят в пользу займа индустриализации. Налицо полное взаимопонимание власти и джаза. К тому же ребята из Ассоциации пролетарских музыкантов слишком уж раздухарились и стали покусывать не только джаз, но и классическую музыку, и вальсы, а на пике своей деятельности - даже песни ´Смело мы в бой пойдём´ и ´Марш Будённого´, в которых увидели цыганщину и подражание белогвардейским романсам. В итоге ´пролетарским музыкантам´ дали по шапке - в 1932 году их организация была ликвидирована.

А джаз расцвёл, как никогда. После ураганного успеха фильма 1934 года ´Весёлые ребята´ этот жанр стал одним из самых популярных в Советском Союзе. В 1936 году происходит вообще что-то неслыханное. Комитет по делам искусств при Совнаркоме СССР издаёт приказ, согласно которому государство начинает финансировать самые важные направления в музыке, для чего создаёт следующие исполнительские коллективы:

  • Государственный ансамбль танца,
  • Государственный ансамбль песни и пляски,
  • Государственный симфонический оркестр,
  • Государственный народный хор,
  • И - внимание! - Государственный джаз-оркестр Союза ССР.

Да, представьте себе - в 1936 году джаз в Советском Союзе признан равным народным песням и симфонической музыке. Так что Косте Иванову не было нужды дожидаться старости, чтобы выступать в больших залах, как это показано в кино. Скорее всего, он с его талантами мог бы попасть в Государственный джаз-оркестр и спокойно играть, например, в Колонном зале Дома Союзов, где в 1938 году состоялся концерт этого коллектива. Между прочим, на том концерте впервые исполнили песню Матвея Блантера ´Катюша´ - первоначально она была ´заточена´ под советских джазменов. Правда, в таком случае Костя Иванов мог до старости и не дожить. В 1941 году почти весь состав Государственного джаз-оркестра погиб под Вязьмой, куда поехал выступать для бойцов РККА, страстно любивших эту музыку.