У птерозавров были цветные перья.

иcтoчник: www.nkj.ru

... правда, неясно, для чего им был нужен цветной наряд - то ли для брачных церемоний, то ли для маскировки.

До недавнего времени считалось, что перья ´изобрели´ динозавры, которые впоследствии дали начало птицам. Это были небольшие хищные динозавры, и, скорее всего, перья им сначала были нужны для обогрева, ну или для брачных ритуалов; а потом в ходе эволюции оказалось, что перья помогают опираться на воздух, если ты хочешь вскочить с земли на древесную ветку или перепрыгнуть с дерева на дерево. Характерный пример здесь - археоптерикс, крылатый и пернатый динозавр с множеством птичьих особенностей: несколько лет назад мы писали, что он освоил машущий полёт, хотя долго махать крыльями, скорее всего, не мог.

Реконструкция внешнего вида птерозавра Tupandactylus imperator. (Иллюстрация: Royal Belgian Institute of Natural Science)

Но рядом с динозаврами жили ещё и птерозавры. Называть их летающими динозаврами неправильно: это другая группа древних рептилий, с динозаврами связанная достаточно дальним родством. И если среди обычных динозавров только некоторые умели освоить воздух (и превратиться в птиц), то птерозавры летали все. Однако летали они на кожистых крыльях, и никаких перьев у них как будто не было. В лучшем случае у них были волосоподобные нити - так называемые пикнофибры.

В 2018 году сотрудники Бристольского университета, Нанкинского университета вместе с коллегами из других научных центров Китая, Ирландии и США опубликовали в Nature Ecology & Evolution статью, в которой описывали перья птерозавров - не динозавров, а именно птерозавров. Оказалось, что на некоторых птерозавровых останках остались не просто нити, но нити с ответвлениями: от центрального стержня у них отходили бородки, как у птичьих перьев . Важно, что похожие структуры были и у динозавров, как у тех, которые дали начало птицам, так и у тех, которые были в стороне от своих ´птичьих´ родственников.

Правда, эти результаты убедили далеко не всех: одни специалисты говорили, что обнаруженные перья есть лишь следы разрушения останков птерозавров и деформаций окружающей их породы; другие говорили, что мы видим пока что лишь какие-то своеобразные волосовидные структуры и их ´перьевость´ ещё нужно доказать.

И вот на днях в Nature вышла статья, в которой отчасти те же авторы, что и в первой, вместе с сотрудниками Гентского университета, Университетского колледжа Корка и Университета Намюра описывают перья птерозавра Tupandactylus imperator : размах крыльев у него достигал пяти метров, а голова была украшена крупным костяным гребнем. В руках у исследователей оказался на редкость хорошо сохранившийся череп T. imperator возрастом 113 млн лет, у которого на гребне сохранились как обычные волосовидные пикнофибры без ответвлений, так и перьеобразные пикнофибры с ответвлениями. И те и другие изучили с помощью сканирующего электронного микроскопа, который ещё раз показал, что перьеобразные волосовидные нити действительно похожи на перья.

Более того, в них нашлись меланосомы - так называют внутриклеточные гранулы, которые состоят из красящих пигментов (в основном из меланина), заключённых в липидную мембрану. Меланосомы есть в клетках кожи, в волосах, в перьях, причём они могут быть разной формы: сферической, овальной, сильно вытянутой и пр. От их формы зависит цвет, который они дают. В перьях-пикнофибрах птерозавра T. imperator меланосомы выглядели по-разному, из чего можно сделать вывод, что птерозавры были разноцветными. Впрочем, не факт, что они были какой-то попугайской раскраски и что цветной наряд был нужен им для брачных церемоний, вполне может быть, что их разноцветность сводилась к каким-нибудь сдержанным маскировочным оттенкам.

Нельзя сказать, что и эти новые данные развеяли без остатка весь скептицизм относительно птерозавровых перьев; для пущей убедительности тут нужны ещё молекулярно-химические исследования. Но если пикнофибры с отростками признают (прото)перьями, тогда возникновение перьев в эволюции сдвинется в триасовый период, когда на земле жил общий предок динозавров и птерозавров.

Автор: Кирилл Стасевич