Памяти первого настоятеля Свято-Николо-Софийского

храма митрофорного протоиерея Петра Прялкина

Светильник веры.

Протоиерей Петр Иванович Прялкин родился 15 июня 1930 года на Гомельщине, в деревне Хальч Ветковского района, в простой семье. Отец был печником, мать - секретарем в суде. О детстве отца Петра мало что известно. Оно выпало на трудные предвоенные и военные годы. В 1937 году он поступил в первый класс Хальчанской начальной школы, а в 1947 году окончил восемь классов Ветковской СШ.

Мать отца Петра была глубоко верующим человеком, но была категорически против того, чтобы сын пошел по этому пути: в памяти еще были живы тяжелые 1937-38 годы, период кровавых гонений на Православную Церковь. Она видела Петра только военным. Но он проявил волю и упорство, заявив: ´Я буду свяшенником!´ В роду Прялкиных священнослужителей не было. Откуда у молодого человека возникло это непреодолимое желание? По мнению близких людей, дочери и внука, он родился с этим и по промыслу Божию посвятил себя служению Богу и людям. Петр сам готовился и вопреки воле родителей в 1948 году поступил в Минскую Духовную семинарию в местечко Жировичи Слонимского района Гродненской области.

Годы учебы пролетали быстро. 29 июля 1951 года Петр Прялкин был повенчан первым браком с девицей Александрой Максимовной Новиковой, 1926 года рождения. 2 сентября 1951 года семинариста Петра рукоположили в сан диакона. В 1952 году он успешно окончил Минскую Духовную семинарию. В аттестате были только две четверки, остальные оценки - ´отлично´. 22 июня 1952 года архиепископ Минский и Белорусский Питирим рукоположил отца Петра в священнический сан иерея.

По окончании семинарии, отец Петр продолжил обучение и в том же году был принят в Московскую Духовную академию в городе Загорске Московской области. Окончил учебу в 1956 году со степенью кандидата богословия за работу на тему ´Ветхозаветное учение о священстве´.

После завершения учебы, 15 августа 1956 г., Преосвященнейший Питирим, Митрополит Минский и Белорусский, назначил иерея Петра четвертым священником Свято-Казанской церкви гор. Витебска. Церковь эта имеет свою историю. За время своего существования она разрушалась, горела, закрывалась и возрождалась вновь. В послевоенные советские годы д олгое время была единственным действующим православным храмом города Витебска и области. В ней хранится образ Божией Матери ´Казанская´, подаренный в 1656 году патриархом Никоном. Икона эта почитается как чудотворная.

Вот в этой церкви и начал свой путь служения священник Пётр Иванович Прялкин. Он принадлежал к поколению молодых образованных священнослужителей, что пришли в Церковь в шестидесятых годах в период начала возрождения православной жизни в стране. Пришли, преодолевая препятствия, новые священники, вокруг которых стали воссоздаваться православные общины. Они умели убедительно говорить с новыми прихожанами и заботиться не только о сбережении традиций, но и о завтрашнем дне Церкви. И именно эти священники во многом определили духовный настрой православного общества в последующие годы. Они умели зажечь людей и повести их за собой.

Отец Петр активно включился в жизнь прихода. Жил заботами церкви. По мере сил и возможностей решал проблемы храма. И вскоре, последовал Указ № 2256 Митрополита Питирима: ´ Определением моим от 12 октября 1956 года на Вас возложены обязанности настоятеля Свято - Казанского храма гор. Витебска´. Более трех лет прослужил батюшка в Витебске.

С 27 марта 1960 года он был перемещен на должность настоятеля Николаевского собора города Бобруйска Могилевской области, с одновременным назначением Благочинным церквей Бобруйского округа.

Начался новый период жизни священника Петра Прялкина.

Служение отца Петра на Бобруйщине проходило в сложный период отношений Государства и Церкви. Послевоенная ´оттепель´ вскоре закончилась. И высшие эшелоны власти уже готовили новое широкомасштабное наступление на Православную Церковь. 1958-1964 годы вошли в историю как последняя попытка руководства СССР в кратчайшие сроки решить религиозную проблему в стране. Новое руководство с самого начала было настроено очень агрессивно по отношению к религиозным организациям.

Важнейшим побудительным мотивом смены курса государственной церковной политики явилась острая тревога правительства в связи с начавшимся религиозным возрождением, а также утопические планы советского руководства построить за двадцать лет коммунистическое общество, в котором не может быть места никакой религии, никакому альтернативному мировоззрению, кроме атеистической, марксистско-ленинской идеологии.

Новый виток гонений на Церковь начался в октябре 1958 г. принятием правительством СССР двух постановлений: ´О монастырях в СССР´ и ´ О повышении налогов на доходы епархиальных предприятий и монастырей´.

Первым документом предписывалось закрыть большую часть монастырей в кратчайшие сроки, а оставшиеся поставить в невыносимые условия выживания. Вторым постановлением резко усиливалось налоговое бремя на Церковь.

За годы хрущевских гонений было закрыто большинство духовных семинарий. Вновь, как и в 1920-1930 гг., резко активизировалась антирелигиозная пропаганда, которая стала вестись более гибко. Давление на верующих оказывалось повсеместно: в школе, в институте, на работе, на службе, так что необходимо было иметь очень крепкую веру и большую силу духа, чтобы противостоять этому натиску.

Поскольку основную видимую ячейку Православной Церкви составляют приход и приходская церковь, то главной целью большинства антицерковных постановлений и мероприятий того времени было разрушение церковно-приходской жизни. Летом 1961 г. на Архиерейском Соборе под сильнейшим давлением государственной власти была разработана приходская реформа. Суть ее заключалась в устранении священнослужителей от управления хозяйственно-административной жизнью прихода и передачи данных полномочий в руки приходского совета во главе со старостой. В то же время уполномоченные Совета по делам РПЦ получили возможность влиять на назначение членов приходских советов. Таким образом, во главе приходов могли оказываться люди, подчас совершенно не церковные и даже неверующие, которые становились орудиями разрушения церковной жизни. А священники превращались в наемных работников. То есть, по сути, настоятели переставали руководить приходами.

В начале шестидесятых годов значительно усилилась новая волна закрытия православных храмов. Они снимались с регистрации, закрывались, осквернялись, разрушались, переоборудовались под склады, хранилища, подсобные помещения; сжигались. Здесь можно вспомнить трагическую историю храмов Кировского района, которые планомерно сжигались специально подготовленной командой. За период с 1958 - 64 гг. было сожжено семь храмов. Духовенство снова стало гонимым. Власти не давали священнослужителям регистрации, облагали непосильными налогами, запугивали, высмеивали в средствах массовой информации, обвиняли в надуманных преступлениях, лишали крова, отправляли в тюрьмы.

Не миновало это и Бобруйска: с карты города в этот период исчезли последние храмы. Верующие, как могли, пытались защитить родную веру и дорогие сердцу святыни: в 1961 году была предпринята первая попытка закрыть Николаевский собор (ул. Советская, дом 76). Вот выдержка из прошения верующих города Бобруйска, прихожан Николаевского собора на имя Высокопреосвященнейшего Варлаама от 31 марта 1962 года: ´Мы, люди, порой сами виноваты в закрытии церквей и сознательно за что понесем ответственность. Летом 1961 года проводилось голосование о закрытии нашего Николаевского собора, но когда мы безстрашно хлопотали о его не закрытии, то слава Господу Богу за его помощь и сегодня мы можем пойти и помолиться Богу в этом соборе´. (Сохранен текст оригинала.)

Не однозначно приняли отца Петра на приходе в Николаевском соборе. В папке ´История Николаевского собора´ не сохранилось прошение, что в нем написано неизвестно, но имеется ответ:

Прихожанам св. Николаевского Собора города Бобруйска Могилевской области. Канцелярия Архиепископа Минского и Белорусского настоящим сообщает, что на Вашем прошении от 30.03. с. г. по вопросу возвращения о. Георгия Семенюка, Его Высокопреосвященством положена резолюция следующего содержания:

10.IУ.62. О. Настоятель Бобруйского прихода, прошу передать Божие благословение и пожелания прихожанам встретить праздник св. Пасхи в радости и добром здравии.

Что же касается перевода о. Петра, то он перемещен ввиду того, что штат на приходе сокращен и если бы не был перемещен о. Петр, то был бы перемещен кто-либо другой из Бобруйских пастырей. Учитывая доброе отношение ко всему своему духовенству, прошу верующих примириться с назначением, как с волей Божией. О. Петр обеспечен и на новом месте с любовью молится о своих близких и верующих. А.В.

Вот в такой ситуации началось настоятельское служение батюшки в соборе. Длилось оно недолго - три с лишним года. В 1963 году, несмотря на протесты православных, Свято-Николаевский собор закрывается. Слишком заметное место он занимает, кресты видны со всех сторон одноэтажного Бобруйска. В городе также имеется вторая, Софийская церковь, которая вполне может обеспечить нужды верующих. А в распоряжении исполкома имеется оборудование планетария, которое в течение двух лет не используется - нет помещения. В последствии это решение было пересмотрено и к 50-летию Великого Октября - 1967-му году, здание собора перестроено в водно-спортивный комплекс. Таким образом, Свято-Софийская кладбищенская церковь осталась единственным действующим православным храмом.

Управление Минской епархии перевело священников из собора в Софийскую церковь. И протоиерей Петр вновь был назначен настоятелем. Служение его в этой церкви было недолгим. Предположительно, в начале ноября 1964 года церковь при загадочных обстоятельствах сгорела и в конце текущего года не осталось ни одной действующей церкви на многотысячный город и район.

Пожар начался вечером. Клубы черного дыма далеко были видны над кронами деревьев. Изредка проблескивали языки пламени. Весть о пожаре передавалась друг другу. Горожане вначале думали, что горит частный дом. Многие спешили туда, чтобы оказать помощь.

Горел храм. В тревоге и скорби стояли вокруг люди, многие плакали. Огонь быстро уничтожал сухие бревна и доски. Рухнул прогоревший купол, обвалились стены, столб искр и огня взметнулся в темное ночное небо, озарив последним светом все вокруг. Храм, имеющий 135-летнюю историю, прекратил свое существование.

Казалось все закончилось.

Но прихожане и священники не смирились с судьбой. На заседании исполкома Бобруйского городского совета депутатов трудящихся от 20 ноября 1964 г. было рассмотрено заявление Церковного Совета, Ревкомиссии и двадцатки Софийского прихода о предоставлении им права отправления религиозных обрядов в принадлежащем общине доме по ул. Шмидта, 30/1. Разрешение, использовать приходской дом для молитвенных целей, было получено.

Становление Николо-Софийского храма неразрывно связано с именем отца Петра. Пожар в кладбищенской церкви уничтожил все: сгорели иконы, церковная утварь, другие материальные ценности, находившиеся в храме. Начинать приходилось всё сначала. Назначенный незадолго перед этим настоятелем Софийской церкви, батюшка в том же звании перешел в молитвенный дом по улице Шмидта и начались долгие, многотрудные годы устроения прихода. Из дома вынесли лишние вещи, по стенам развесили иконы, которые собирали всем миром.

Время шло своим чередом. Жизнь на приходе постепенно налаживалась. Община росла и укреплялась. 26 января 1970 года Архиепископ Минский и всея Белоруссии, Антоний, благословил антиминс для совершения Божественной Литургии.

Одни проблемы решались, другие возникали. По справке Бобруйского межгородского бюро технической инвентаризации от 09.01. 1985 года молитвенный дом требовал срочного ремонта. Износ некоторых конструкций составлял 60%. Практически здание находилось в аварийном состоянии. Распоряжением № 13-р от 21 января 1986 года по согласованию с Могилевским исполкомом было разрешено ´православному религиозному обществу в городе Бобруйске произвести ремонт существующего молитвенного дома по улице Шмидта, 30 без увеличения его площадей´.

Прихожане охотно откликнулись на предложение отца Петра и по мере сил и возможностей также помогали в ремонте храма: заменили покрытие крыши, окна и двери; перестелили пол; установили небольшой купол, увенчанный крестом; наружные стены обложили плиткой. В результате реконструкции на несколько метров был поднят потолок; старое деревянное здании внутри храма разобрали, бревна вынесли; значительно увеличили площадь. Практически за два с лишним года с Божьей помощью и силами верующих был произведен ремонт. Богослужения в храме во время ремонтно-строительных работ не прекращались: днем работали, а вечером от души молились за всех, кто принимал участие и оказывал посильную помощь в их проведении.

По благословению отца Петра, с его непосредственным участием и был отремонтирован и построен храм. Много труда и усилий приложил батюшка Петр. Все вопросы необходимо было согласовывать с уполномоченным Совета по делам религий и не всегда удавалось найти с ним общий язык. Из рассказа дочери отца Петра, Смирновой Натальи Петровны, стало известно, что строить храм долго не разрешали, запрещали.

В период строительства уполномоченный каждый день вечером приходил в храм, чтобы проверить, какие произведены работы. Порой дело доходило до курьезов: деревянный храм был настолько мал, что во время служения, когда батюшка вставал на колени, из-под занавески (иконостаса в то время не было) были видны подошвы обуви. Пошли на маленькую хитрость. Как рассказал протоиерей Андрей Мильто, участник этих событий: ´Заранее вырыли котлован, залили бетон, а к приходу уполномоченного всё засыпали строительным мусором. Придя очередной раз, он ничего не заметил. Затем ранним утром начали кладку алтаря, к вечеру накрыли крышей. Уполномоченный был крайне удивлен, но спасло то, что он был в добрых отношениях с отцом Петром. Объяснили, что это уже было построено, перевели разговор на другое и... угроза неприятностей миновала´.

В начале 1988 года по поручению общины Николо-Софийского храма протоиерей Петр обращается к Митрополиту Филарету срочной телеграммой: ´ Почтительнейше просим Ваше Преосвященство навестить наш приход в удобное для вас время с целью освящения нашего храма после реконструкции´. На телеграмме резолюция: ´ Службу назначить на Петров день´.

Знаменательное событие для прихода и верующих всего города состоялось 12 июля 1988 года. Высокопреосвященный Филарет, Митрополит Минский и Слуцкий, в сослужении священства совершил архиерейским чином освящение престола Свято-Николо-Софийского храма. Разделить радость этого торжества собрались многие благочестивые жители города Бобруйска.

Усилиями общины храм вскоре был расширен пристройкой, а в середине 1989 года по благословению Владыки Филарета при церкви было начато строительство отдельной крестильной комнаты из кирпича размером 6 х 6 и небольшой колокольни.

На долю отца Петра пришлись трудные годы возрождения и становления епархиальной жизни. Как благочинному Бобруйского округа ему приходилось рассматривать и решать многочисленные вопросы: ходатайствовать о регистрации религиозных общин; принимать решение о строительстве храмов в Глуске и Любоничах; реставрации церкви в Телуше; хлопотать о возвращении храмов Церкви; организовывать воскресные школы и православные библиотеки и многое-многое другое.

Батюшка Петр не только нес свое пастырское послушание, но и принимал активное участие в жизни общества, как священник и как человек. Он не мог оставаться равнодушным к чужой беде и боли. Зная нужды прихожан, он подходил тихонечко и опускал в кармашек или давал в ладошку определенную сумму. Приход, окормляемый им, активно собирал денежные средства в Советский фонд мира, пополняя его добровольными взносами в интересах укрепления всеобщего мира, свободы и безопасности народов. Когда случилось землетрясение в Армении, сразу же провели службу в храме, во время которой собрали в фонд пострадавших более тысячи рублей. Не остались безразличными и к Чернобыльской трагедии.

Юбилейный 1988-й вошел в историю как год, в который произошли коренные изменения во взаимоотношениях Церкви и государства. Этому во многом способствовала демократизация власти и общества, происходившая во второй половине 1980-х гг. на фоне перестройки. Спадали идеологические оковы, и религиозные объединения наравне с другими общественными организациями стали обретать свободу, впервые за много десятилетий появилась возможность спокойного и свободного развития церковной жизни.

К юбилейным торжествам в честь празднования тысячелетия Крещения Руси было приурочено и проведение церковного Поместного Собора в Троице-Сергиевой Лавре с 6 по 9 июня 1988 года, который явился новым кульминационным пунктом в жизни Церкви. На Соборе был принят новый Устав об управлении Русской Православной Церкви. В этом Уставе нашли отражение те новые реалии церковной жизни, которые стали следствием положительных изменений в области государственно-церковных отношений. В частности, был произведен пересмотр печально знаменитой приходской реформы 1961 года. Управление приходами в полной мере вернулось в руки настоятелей. Они вновь получили возможность контролировать хозяйственную деятельность и возглавлять приходские советы.

После репрессий и преследований в течение семидесяти лет в первый раз со времени Поместного Собора 1917-18 гг. Русская Церковь получила возможность публично решать вопросы в разных областях церковной деятельности, анализировать ситуацию, определять новые пути. Открыто и свободно священнослужители и миряне выражали свои мнения и желания, подвергали критике конкретные непорядки. В докладах и выступлениях Поместного Собора 1988 года уже чувствовались позитивные изменения.

В составе делегации от Минско-Белорусской епархии в работе Поместного Собора принимал участие и протоиерей Петр Иванович Прялкин. В своем выступлении он, в частности, затронул вопрос о репрессиях 60-х годов: ´Слава Богу, в последнее время наблюдается религиозный и церковный подъем жизни Белоруссии по сравнению с 60-ми годами. Это было время, когда закрывались духовные семинарии, Гродненский и Полоцкий женские монастыри, 383 приходских и кладбищенских храма и часовни. Церковные общины лишались своих пастырей, пастыри теряли приходы, многие переходили в другие епархии, некоторые выходили за штат´.

Много внимания уделял протоиерей Петр и работе с подрастающим поколением. Встречался с учащимися школ, рассказывал им об истории религии, о жизни церкви, об её роли в обществе, отвечал на многочисленные вопросы. Под его окормлением начинали свой духовный путь в Бобруйске ныне известные священнослужители: Высокопреосвященный Димитрий, архиепископ Витебский и Оршанский; Преосвященный Серафим, епископ Бобруйский и Быховский; архимандрит Сергий Акимов, нынешний ректор Минской духовной академии и многие другие.

За усердное служение священник Петр Иванович Прялкин был неоднократно удостоен церковных наград: камилавкой (1956), золотым наперсным крестом (1958), возведен в сан протоиерея (1961), палицею (1966), крестом с украшениями (1971), митрою (1982), вторым крестом с украшениями (1988); имел много Почетных грамот и благодарностей Фонда Мира.

Незадолго перед кончиной отца Петра, в начале 1990 года, корреспондент городской газеты ´Камун i ст´, Валерий Зиновский, взял у него интервью. Среди прочих есть и такие вопросы:

- Кто ваши любимые писатели, какие газеты и журналы вы читаете?

- В своих симпатиях остаюсь верным русской классике. Люблю Чехова и Гоголя, читаю и перечитываю Достоевского, Пушкина, Лермонтова. С периодических изданий выписываю ´Литературную газету´, ´Неделю´, ´Роман-газету´.

- Как вы относитесь к внеземным цивилизациям?

- В свете есть очень много неизвестного. И как бы там ни было, а мы, как известно, признаем существование загробного мира.

- И последний вопрос. Скажите, если вас выберут депутатом горсовета, решением каких вопросов вы займетесь в первую очередь?

- Как священник, во-первых, буду вести работу по духовному возрождению народа. Как гражданин Отчизны, в меру сил и компетенции буду участвовать в решении всех злободневных проблем - улучшения экологического состояния, укрепления демократических норм жизни и других.

Позднее главный редактор газеты ´Шинник´ (ОАО ´Белшина´), Валерий Яковлевич Зиновский, поделился своими воспоминаниями о той встрече:

- В конце 80-х в обществе значительно возрос интерес к церкви, особам священнослужителей, как носителей моральных и культурных норм и традиций. Тем более что люди в рясе стали активно участвовать в политической жизни страны, являться членами различных государственных и общественных организаций. Отец Петр был одним из них. Протоиерей, настоятель Николо-Софийской церкви, благочинный Бобруйского округа, кандидат богословских наук на Пленуме горкома товарищества Красного Креста и городского товарищества милосердности был выдвинут кандидатом в Совет народных депутатов.

- Я несколько раз встречался с протоиереем Петром Прялкиным. Вначале брал интервью, затем готовил материал к печати. Он оставил незабываемый след в моей душе. Интеллигентный, спокойный, рассудительный. Для меня, молодого журналиста, было интересно с ним беседовать. В те годы это был первый материал за несколько десятилетий, напечатанный в газете - интервью с лицом духовного звания.

Не все вопросы вошли в интервью. Но запомнился разговор о детях отца Петра, об их вероисповедании. На что батюшка ответил:

- Я не заставляю их верить, но учу, чтобы жили в согласии со своей совестью...

В планах протоиерея Петра было много добрых и хороших дел. В последние годы жизни он неоднократно обращался в исполком с вопросом о восстановлении Свято-Георгиевского храма. Он мечтал послужить в нем. Ему отказывали, но он вновь и вновь шел с этим вопросом.

К сожалению, не всем планам и замыслам отца Петра суждено было сбыться. 8 апреля 1990 года во время Богослужения на архиерейской службе в Трехсвятительском храме города Могилева священник Петр Иванович Прялкин скоропостижно скончался. После упокоения батюшка был похоронен на кладбище в деревне Зеленка.

Тридцать лет отслужил в храмах города Бобруйска и района протоиерей Петр Иванович Прялкин, являя собой образец беспримерного, самоотданного служения Церкви Христовой. Смиренно нес он свое пастырское послушание, отдавая все силы, знания и умение верующим, неся им свет веры православной.

В этом году протоиерею Петру Прялкину исполнилось бы 90лет. В день его рождения, 15 июня 2020 года, настоятель Николо-Софийского храма, протоиерей Димитрий Баркарь, отслужил литию на его могиле.

Выражаем глубокую благодарность родным и близким протоиерея Петра Прялкина - дочери, Наталье Петровне Смирновой, внуку, Павлу Прялкину, и всем тем, кто поделился своими воспоминаниями об отце Петре.

Материал подготовила Галина Поспелова, сотрудник исторического отдела Бобруйской епархии.

Светильник веры.

Митрофорный протоиерей Петр Иванович Прялкин (15.06.1930 - 08.04.1990).

Светильник веры.

Петр Прялкин. Восемь лет. 1-ый класс начальной школы дер. Хальч.

Светильник веры.

На занятиях в Московской Духовной академии. Город Загорск Московской области.

Митрофорный протоиерей Петр Иванович Прялкин

Родился 15 июня 1990 года в деревне Хальч Ветковского района Гомельской области, в простой семье. Детство его пришлось на трудные предвоенные и военные годы.

В 1937 году Петр поступил в 1-ый класс начальной школы деревни Хальч.

В 1947 году окончил восемь классов Ветковской средней школы.

В 1948 году поступил в Минскую Духовную семинарию в местечко Жировичи Слонимского района Гродненской области.

29 июля 1951 года был повенчан с Новиковой Александрой Максимовной.

Имел четверых детей.

2 сентября 1951 года семинариста Петра рукоположили в сан диакона.

В 1952 году окончил Минскую Духовную семинарию.

22 июня 1952 года архиепископом Минским и Белорусским Питиримом был посвящен в священнический сан иерея.

После окончания семинарии, в 1952 г. священник Петр Прялкин был принят в Московскую Духовную академию в городе Загорске Московской области. В 1956 г. окончил её с присвоением ученой степени Кандидата Богословия.

С 1956 г. - 1960 гг . настоятель Свято-Казанской церкви гор.Витебска, 27 марта 1960 г. иерей Петр Прялкин был переведен в гор.Бобруйск и назначен настоятелем Свято-Никольского собора, благочинным церквей Бобруйского округа.

5 ноября 1963 года, после закрытия собора, Архиепископом Минским и Белорусским Сергием священник Петр был назначен настоятелем Свято-Софийской церкви (на Минском кладбище).

В начале ноября 1964 года протоиерей Петр Прялкин переведен настоятелем в молитвенный дом по улице Шмидта, 30.

Становление Николо-Софийского храма неразрывно связано с именем батюшки Петра. Его неустанными трудами и заботой храм из года в год благоукрашался и преображался.

В период с 1986 -1988 гг. была произведена реконструкция и ремонт здания.

12 июля 1988 года Митрополит Минский и Белорусский совершил освящение Свято-Николо-Софийского храма.

За усердное служение Церкви Божией священник Петр Иванович Прялкин был неоднократно поощрен церковными наградами: камилавкой (1956), золотым наперсным крестом (1958), возведен в сан протоиерея (1961), палицею (1966), крестом с украшениями (1971), митрою (1982), вторым крестом с украшениями (1988); имел много Почетных грамот и благодарностей Фонда Мира.

8 апреля 1990 года во время Богослужения на архиерейской службе в Трехсвятительском храме города Могилева протоиерей Петр Иванович Прялкин скоропостижно скончался. После упокоения батюшка был похоронен на кладбище в поселке Зеленка.

иcтoчник: www.bobreparhiya.by