Минский областной суд, который рассматривает дело Коржича, перешел к допросу потерпевших солдат. Они пришли на процесс в форме в сопровождении руководства. Первым показания дает 24-летний сержант Андрей Сивухо.

´Это было не оскорбительно, наоборот, приятно´. В суде по делу Коржича допрашивают солдат.

Обвиняемый Скуратович. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Парня призвали в армию в то же время, что и Александра Коржича - в мае 2017 года. Военнослужащий рассказывает все односложными предложениями, не вдаваясь в подробности. Его с улыбкой слушают обвиняемые Скуратович и Барановский.

- Какие занятия проводили с вами обвиняемые, рассказывая о том, как солдаты должны обращаться друг с другом? - спрашивает у потерпевшего Сивухо гособвинитель.

- Не знаю как ответить, - говорит Андрей Сивухо. С Коржичем он служил вместе, но не общались. - Он был спокойным, общался со всеми по чуть-чуть.

Молодой человек почти на все вопросы отвечает: ´Не помню´. Прокурор долго у него спрашивает про дедовщину в армии.

- Барановский два раза ударил меня по шее, я был неопрятный, неаккуратно побрил шею. Удары были слабые, - говорит Андрей Сивухо.

´Это было не оскорбительно, наоборот, приятно´. В суде по делу Коржича допрашивают солдат.

Мама солдата Коржича

О том, что его вместе с другими солдатами поднимали после отбоя и заставляли отжиматься в противогазе, Сивухо ´забыл´ рассказать, об этом ему напомнил гособвинитель. При этом уточнил, какие чувства он испытывал в тот момент, было ли это оскорбительно и унизительно для него выполнять такие команды.

- Это было не оскорбительно, наоборот, приятно, - отвечает сержант Сивухо.

- Сколько раз вы отжимались в противогазе? - уточняет прокурор Юрий Шерснев.

- Не считал, мне это нравилось, - спокойно отвечает потерпевший.

- Как вы это восприняли? - интересуется гособвинитель.

- Нормально.

- Как можете охарактеризовать обвиняемых? - очередной вопрос сержанту Сивухо задает прокурор.

- Нормально, средне, - после минутной паузы ответил сержант. По его словам, ничего особо он не почувствовал после ударов, последствий не было.

´Это было не оскорбительно, наоборот, приятно´. В суде по делу Коржича допрашивают солдат.

Справа - Важевич, слева - Барановский. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сивухо добавил, что никакой обиды у него не было, просто с противогазом было ´чуть-чуть сложнее отжиматься´.

Во время предварительного расследования Андрей Сивухо подробно рассказывал о дедовщине в армии. Следователям он пояснял: взвод не менее 5 раз поднимали после отбоя и заставляли отжиматься на полусогнутых руках. За право пользования мобильным телефоном была установлена такса в 40 рублей.

- Барановский неоднократно применял насилие, Коржич передал ему свой телефон, и он всегда был у Барановского (обвиняемого сержанта. - Прим. TUT.BY), - рассказывал Андрей Сивухо на допросе в СК. - Барановский практически каждый день наносил удары руками и ногами, лично ко мне физическая сила не применялась.

- А то, что вы нам сегодня рассказали в суде, - это не физическая сила? - обратился гособвинитель к потерпевшему.

- Нет, - отвечает Сивухо.

´Это было не оскорбительно, наоборот, приятно´. В суде по делу Коржича допрашивают солдат.

Напомним, в первый день суда на процесс пришли 24 потерпевших и журналисты, в зале оставалось много свободных мест. Четыре часа прокурор Юрий Шерснев зачитывал обвинение сержантам: Евгению Барановскому, Егору Скуратовичу и Антону Важевичу. Им вменяют ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия), чч. 1, 2 ст. 430 (Получение взятки), Барановскому еще и ч. 1 ст. 205 (Кража). Максимальный срок - 12 лет лишения свободы.

По версии следствия, военнослужащие неоднократно брали у подчиненных деньги за право пользоваться мобильными телефонами и требовали от них продукты. В обвинении подробно описывается этот список: пакетики кофе ´Нескафе´, пакетики кофе ´Голден´, вафли, сигареты, ´Роллтон´, шаурма, пицца, пирожки, семечки. Светлана Коржич, мама погибшего солдата, возмутилась таким обвинением. Ведь о последнем дне жизни сына сказано мало и скупо: 26 сентября Александр пошел в подвальное помещение и повесился. К этому его подтолкнули действия сержантов, которые требовали деньги, еду и заставляли выполнять физические упражнения после отбоя.

- За кофе и ´Роллтон´ не убивают, я устала сидеть и слушать это, - говорила в первый день суда журналистам Светлана Коржич. - Только сказали, что Саша пропал 26 сентября, пошел и повесился. Я с этим не согласна. Каждую неделю скидывала по 50 рублей, уже и купила бы им этот кофе и ´Роллтон´.

Сержантов обвиняют в доведении до самоубийства рядового Коржича, предъявляя им статью ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия). Фигуранты дела ее не признают. По версии следствия, обвиняемые неоднократно поднимали солдат после отбоя и заставляли отжиматься, иногда это нужно было делать в противогазе.

- С замиранием на полусогнутых руках, что те и делали против своей воли, испытывая моральные страдания и унижения, - зачитывал обвинение прокурор Юрий Шерснев.

Кроме того, солдат били по рукам и ногам, а одного из них заставили облизать ершик для унитаза.

иcтoчник: news.tut.by