TUT.BY

Детство Натальи Куликовой было насыщено сменой городов и даже республик, переездами по всему Советскому Союзу. Однако она запомнила тот Могилев, в котором на пустырях пасли гусей, детвора играла в ´классики´ и ´ножички´, а жители на разных берегах Днепра видели друг друга едва ли не раз в год.

Конкурс ´Могилев моего детства´: расскажите свою историю и выиграйте приз 100 рублей

´Ножички´, единственный мост, поросята на пустырях. ´Могилев моего детства´ дочери офицера.

Фото: vandrouka.by

Отец был бравым офицером-летчиком. И мама, а потом и я, колесили по разнообразным и многочисленным военным городкам. В Могилев я ребенком приезжала в гости к родне. Но цепкая детская память удержала и сохранила картины прошлого.

Я буду вспоминать тот Могилев, когда чеканное обращение ´товарищ´ было привычным и единственно возможным. Это была эпоха развивающегося социализма. Время, о котором сейчас судят предвзято. Но я как раз не собираюсь его судить, ведь это время моего детства, которое было счастливым.

Мамины родители жили тогда в поселке около завода им. Кирова - он тогда не входил в черту города. Поездка на другой берег Днепра, в центр Могилева, называлась у местных жителей ´поехать в город´. Автобусная остановка около заводоуправления напоминала сельские автобусные станции. А перевозил пассажиров маленький горбатенький автобусик. Пыхтя и выпуская в воздух бензиновые пары, он упорно преодолевал километры.

А маршрут пролегал по трассе, которая у современного могилевчанина связана не иначе как с проспектами - Витебским, Димитрова. Не было тогда этих проспектов, и домов жилых не было. В моей памяти всплывает пустырь: почти степные пейзажи, грязноватый серый песок, редкие чахлые деревца.

Вот пожилая женщина вывела гусей пастись, они пощипывают травку. Я вижу это из окна автобуса в котором еду с мамой. ´Наташа, кто это пасется?´ - спрашивает мама. ´Па-ра-сенки!´ - восклицаю я, типичная горожанка, вызывая восторг попутчиков. И ведь на том пустыре с гусями сейчас - европейского уровня гипермаркеты, торговые центры. Не было их, и в самых смелых мечтах нельзя было себе представить, что они появятся. Не было и красавца-храма Преображения Христа.

Моста, соединяющего сейчас микрорайоны Фатина и Юбилейный, не было, и моя тетя, живущая на улице Королева, видела мою могилевскую бабушку - свою маму - не чаще, чем мы, живущие в других республиках СССР. А ведь они просто жили на разных берегах Днепра.

´Ножички´, единственный мост, поросята на пустырях. ´Могилев моего детства´ дочери офицера.

Фото: vandrouka.by

В поселке Кирова моя бабушка жила в четырехэтажном кооперативном доме обычной хрущевской планировки. По тем временам это были очень хорошие бытовые условия. Дом был обсажен по периметру кустами смородины, которую мы, дети, обрывали еще зеленой. А каждый квадратный метр тротуара (проезжей части и парковок практически не было, как и личных автомобилей в этом районе) был расчерчен на квадратики: девчонки прыгали в ´классики´, сейчас уже наверняка почти забытые. Подметки сандалик и туфелек протирались буквально за неделю.

Еще играли в ´ножички´. Нож броском втыкался в землю и по направлению лезвия между игроками шел передел земельных наделов. В ножички мы играли в рощице рядом с бабушкиным домом. Взрослые деревья с пышными кронами создавали такую тень, что под ними ничего не росло. Теперь этой рощи нет. На ее месте стоит современный жилой дом. Обидно было услышать, что деревья те оказались ´сорняками´ - вязами, - вот их и спилили. Что ж... Все равно в ´ножички´ теперь никто не играет.

Кроме игр, развлечений у нас было немного. Кино в заводском клубе, библиотека, прогулки - мы за день не раз успевали оббегать весь поселок. А он не был таким обширным, как сейчас, и таким густо застроенным не был.

Спасибо властям, что не снесли те самые двухэтажные дома из моего детства. Это было и остается лицом поселка. Раньше в них не было удобств, а сейчас делают капитальный ремонт. Толстостенные, с высокими потолками и окнами, сквозным парадным, колоннами - эти дома служат памятниками своему времени, вызывая обострение ностальгии.

Помню один из новогодних праздников в Доме культуры завода. Ко мне подошла девочка и спросила, нравится ли мне мое платье. Я была в миленьком элегантном красном платьице, родители купили его в универмаге в Риге. Я просто влюбилась в него и отказалась уходить из магазина, пока мне не сняли платье с витрины. Конечно оно мне нравилось! О чем я гордо заявила, приняв на всякий случай соответствующую оборонительную позу, готовясь отразить любые возможные насмешки или иронию.

´А его рисовал мой папа. Он могилевский художник, создает эскизы детской одежды´, - вдруг ошарашила меня девочка. Ее отец стоял в толпе родителей и был очень удовлетворен моим ответом и моим костюмом.

´Ножички´, единственный мост, поросята на пустырях. ´Могилев моего детства´ дочери офицера.

Фото: vandrouka.by

Сейчас мне 52 года. Я состоявшийся человек, живу в Могилеве и горжусь тем, что на месте тех пустырей из детства вырос такой красивый город. Иногда в бешеном ритме жизни, перекрывая музыку из наушников, вдруг услышу голос бабушки: ´Дзяўчонка, неслухнянка, няма ведама, што тварыш!´. Снимаю наушники, прислушиваюсь. Ах, нет, это меня окликает мое прошлое, из Могилева, моего счастливого детства. Пусть будет он благословен в прошлом, настоящем и будущем.

иcтoчник: news.tut.by