Светлана Головкина, фото: Александр Чугуев / TUT.BY

Наблюдать за жизнью бобров в естественных условиях - задача не из легких. Эти животные проявляют активность в ночное время суток, поэтому многие их повадки до сих пор не изучены. Определенными знаниями могут похвастаться лишь немногие специалисты-боброведы, среди которых - Виктор Сильченко. В составе труппы ´Росгосцирка´ он прибыл на гастроли в Бобруйск - город, который ассоциируется у многих именно с этими грызунами. Артист говорит, что сразу же отправился скупать сувениры, чтобы подарить их коллегам, изучающим бобров: многие из них коллекционируют все, что связано с этими зверьками.

´Бобры умеют плакать, радоваться, обиженно выпячивают нижнюю губу´. История дрессировщика-боброведа.

Виктор Сильченко и бобриха Ива

Родился Виктор в деревне под Оршей и все детство провел, наблюдая за повадками коз, кур, кошек и собак. После школы устроился в цирк помощником у легендарной дрессировщицы Запашной, ухаживал за животными и чистил вольеры - в то время стать цирковым артистом можно было, лишь пройдя весь путь от простого рабочего до создателя собственного номера. Позже Виктор окончил в Москве цирковое училище, получив сразу две специальности - клоун и эквилибрист. Практически с самого начала в его репризах участвовали домашние животные. Среди них оказалась нутрия.

- Срок жизни домашних животных небольшой, - говорит артист и добавляет, что однажды на гастролях в Кисловодске его подопечная умерла. Пришлось срочно искать замену, в итоге купили пару животных, самку и самца.

´Бобры умеют плакать, радоваться, обиженно выпячивают нижнюю губу´. История дрессировщика-боброведа.

- Я тогда о них совсем ничего не знал и не подозревал, что половая зрелось у нутрий наступает уже в четыре месяца, - вспоминает Виктор Анатольевич. - Возвращаемся однажды с женой в вагончик, а у нас там уже семь нутрий. Отдавать их кому-то жалко, топить - тем более. Я в то время учился в ГИТИСе, посоветовался со своим профессором, он и говорит: ´А почему бы и нет? Делай номер!´ Так появился ´Паровозик´, в вагонах которого сидели наши питомцы.

В афише, по словам артиста, его подопечных именовали болотными бобрами, что вызывало вполне оправданное негодование зрителей. В какой-то момент Виктор Сильченко решил пойти на принцип, заявив: ´Хотите бобров - будут вам бобры!´

Обидчивые и сентиментальные

Артист признается, что если бы ему 8 лет назад кто-то сказал, что он станет знаменитостью благодаря бобрам, то рассмеялся бы в ответ. Работать с этими животными до сих пор никто не решается в силу специфики их характера. Виктору Сильченко не только удалось создать номера с этими своенравными грызунами, но и стать единственным в мире дрессировщиком бобров. Первой в его команде появилась Ива - упитанная барышня, которая прекрасно ладит с людьми, но недолюбливает соплеменников. Постигать азы ухода за животным артисту и его супруге помогал ведущий научный сотрудник Воронежского заповедника Владимир Лавров, который много лет подряд изучает повадки бобров в естественной среде обитания. Именно от него артист узнал, как и чем кормить подопечную, как подпиливать ей зубы и что делать в случае недомоганий животного.

´Бобры умеют плакать, радоваться, обиженно выпячивают нижнюю губу´. История дрессировщика-боброведа.

- Это сейчас я могу по одному виду бобра определить, что у него болит и как это нужно лечить, - улыбается Виктор Анатольевич. - А тогда все было в новинку.

Первые выводы работы с бобрами были примерно такими: животные довольно обидчивы и своенравны, у каждого - свой характер. Заставить с помощью ´вкусняшек´ зверя выполнить какой-то трюк невозможно, а лучшей наградой практически для каждого циркового бобра являются ´обнимашки´ с людьми.

´Бобры умеют плакать, радоваться, обиженно выпячивают нижнюю губу´. История дрессировщика-боброведа.

- Ива очень любит сидеть на руках, и если ее пытаешься снять, то больно кусается, - делится впечатлениям Виктор. - Поэтому я надеваю специальный фартук, который защищает от ее зубов. Но синяки все равно остаются.

Упитанная Ива в это время стоит на задних лапах и что-то внимательно рассматривает сквозь оконное стекло гастрольного вагончика. В жилых помещениях семьи артиста она - частый гость.

´Бобры умеют плакать, радоваться, обиженно выпячивают нижнюю губу´. История дрессировщика-боброведа.

- По вечерам постоянно берем ее к себе, Ива прекрасно ладит и с котом, и с собакой. А вот с бобрами не очень, двух уже загрызла, - говорит собеседник. Для его семьи Ива - еще один ребенок, который может радоваться и обижаться, капризничать и злиться. Вообще, бобры очень часто проявляют эмоции, которые понятны обычному человеку.

- Если, к примеру, случайно наступить бобру на хвост, то он будет долго обижаться. И никакие лакомства тут не помогут. Только уси-пуси. Нужно брать на ручки и утешать, по-другому никак.

´Можно стать врагом бобра, если просто неправильно взять его на руки´

Виктор Сильченко долго наблюдает за питомцами, прежде чем понять, как построить будущий номер. Кто-то благодаря своей любознательности готов взбираться по лесенке, кто-то любит вставать на задние лапы. Все это артист подмечает и культивирует различными способами. Но поощрения в виде лакомств оказываются действенными не всегда, а о наказаниях и речи быть не может. Во-первых, потому что Виктор принципиально не демонстрирует силу в отношении животных. А во-вторых, таким способом бобра можно лишь разозлить, но не сломить. А агрессивный бобер действительно может быть опасен и для людей, и для животных.

´Бобры умеют плакать, радоваться, обиженно выпячивают нижнюю губу´. История дрессировщика-боброведа.

- Можно стать врагом бобра, если просто неправильно взять его на руки, когда животному неудобно и неприятно. По этой причине у нас Ива одного из работников не жалует.

Годы общения с питомцами научили Виктора Сильченко безошибочно определять, в каком настроении пребывают его подопечные. Если бобер мотает головой из стороны в сторону, то находится в прекрасном расположении духа. А вот если лопатообразный хвост зверя ходит ходуном, то это указывает на крайнюю степень раздражения.

´Бобры умеют плакать, радоваться, обиженно выпячивают нижнюю губу´. История дрессировщика-боброведа.

- Бобры умеют плакать и искренне радоваться. Очень забавно обижаются - выпячивают нижнюю губу, с которой стекает слюна. Ну, настоящие дети! - смеется Виктор. А еще он убежден, что эти животные обладают прекрасным слухом и памятью. Тимоша, изображающий перед зрителями певца с микрофоном, к примеру, очень хорошо понимает, когда заканчивается музыка и можно встать на все четыре лапы. Даже несмотря на то, что из микрофона торчит кусок аппетитной морковки, которой зверь лакомится во время представления. Но Тимоша отлично выучил свой урок и знает, что после того, как смолкла музыка, его обязательно возьмут на ручки и погладят. А это гораздо важнее морковного огрызка.

Фрося или Фрось?

Этого малыша супругам Сильченко передали охотники нынешней весной во время гастролей цирка-шапито в Полоцке. По внешним признакам бобренку, которого несло течением по реке, было от роду не больше недели. Пришлось его выхаживать и кормить молочной смесью строго по часам.

- Ставили будильник, поднимались ночью, чтобы подогреть молоко и воду для купания - малышу нужно перед едой обязательно поплавать, - вспоминает Виктор. - Назвали бобренка Фросей, но пока неизвестно, самка это или самец.

Понять это, по словам артиста, можно будет примерно через год. Да и то путем тщательной пальпации низа живота бобренка - внешние половые признаки у животных отсутствуют. Если окажется, что это самец, то называть его будут Фросем. Так уже было с Семой, который оказался ´девочкой´.

А пока Фрося, выкормленная людьми, живет в небольшом вольере и постоянно просится на ручки - издает характерный писк и тянет лапки вверх. Хорошо, если поблизости окажутся ´папа´ или ´мама´ - Виктор либо его супруга. Если нет, то Фрося с удовольствием разместится на руках у любого: людей бобренок совершенно не боится.

- Ну как ее теперь выпустить на волю? - недоумевает артист. - Она же пойдет к людям, столкнется с охотниками, а те ее убьют.

На вопросы этического характера Виктор Сильченко давно уже сам себе ответил. Признается, что ´в семье не без урода´ и некоторые его коллеги во время дрессуры действительно издеваются над животными. Но в целом цирковые четвероногие артисты являются полноправными членами коллектива, к ним относятся с уважением и любовью.

- Мы обязательно празднуем дни рождения зверей. И хороним их с почестями, - признается Виктор Сильченко, добавляя, что в цирке питомцам живется не так уж плохо.

- Зоопарки да, это что-то ужасное. Животные постоянно сидят в маленьких клетках и ничего, кроме решетки, не видят.

На манеж, по его словам, попадают звери, которые не могут самостоятельно выжить в природе. Для них цирк становится вторым домом.

´Бобровые´ мифы

О бобрах Виктор Сильченко может рассказывать часами. Занявшись их дрессурой, артист всерьез увлекся научными исследованиями и даже принимает участие в международных форумах боброведов, которые собирают ученых из различных стран мира. К общеизвестным фактам о том, что бобры не едят рыбу и могут до 15 минут находиться под водой, Виктор Анатольевич добавил несколько своих наблюдений. Например, он доказал, что зубы у зверька в среднем вырастают на 1 мм в сутки, а не на 0,7 мм, как это считалось раньше.

- Просто один из бобров из-за болезни лишился верхней челюсти, и я мог делать замеры нижних зубов, которые не стирались. В итоге ученые со мной согласились, что 1 мм в сутки - более точная цифра.

Также Виктор Сильченко доказал, что бобры не являются копрофагами, то есть не поедают свои экскременты.

- У бобров общее отверстие для вывода кала и мочи, и если оно забивается, то животных раздувает, как шарик. Поэтому они очень тщательно следят за своей гигиеной и постоянно моются. Со стороны действительно кажется, что они поедают свои экскременты, но это не так, - утверждает бобровед.

Наблюдения за животными показали, что бобры никогда не съедают больше того, что им необходимо. Поэтому в мисках у подопечных нередко можно увидеть нетронутые овощи и фрукты. По вечерам Виктор кормит их кашами, которые его питомцы обожают, и регулярно подкладывает им в вольеры ветки осины в качестве лакомства.

- Если веток слишком много, то утром в вольере можно увидеть хатку бобра, - смеется артист и добавляет, что в клетках питомцев, которые научились подниматься по лестнице, обязательно есть крыша. Иначе любознательные бобры вряд ли упустят возможность выбраться на свободу, чтобы побродить за кулисами цирка.

иcтoчник: news.tut.by