´Презумпция талантливости´ - так Юрий Никифоров назвал свою теорию, считая, что художником может стать каждый.

Такого, как он, действительно можно было представить скорее на сцене, а не у мольберта. В большинстве своем реальные художники другие: быт, деньги, слава не занимают разве что литературных героев или гениев. Да и пристальное изучение биографий великих этот миф неизменно опровергает. Но Юрия Никифорова в Бобруйске запомнили эксцентричным бессребреником, который легко дарил картины симпатичным ему людям и прямо у себя дома давал бесплатные уроки рисования всем желающим. Кто-то из его учеников стал признанным живописцем, кто-то так и остался кассиром в универмаге, и еще большой вопрос, чей выбор Никифорову был ближе.

На многих городских зданиях, украшенных росписями и мозаиками, можно узнать его руку - таких выразительных героев и театральность композиций не спутаешь с другими, канонов этот художник не признавал, при том, что рисовальщик был безупречный. Годы спустя в сграффито Никифорова на одном из корпусов ´Бобруйскмебели´ увидели вдруг не торжественный портрет Степана Халтурина (революционера, чье имя мебельная фабрика когда-то носила), а стилизацию Спаса Нерукотворного. И пять лет назад Бобруйский художественный музей открывался в том числе его работами. Не так давно здесь прошла большая персональная выставка, уже по случаю 80-летия художника, создавшего иллюстрации едва ли не ко всем классическим пьесам. Значительное пространство работам Юрия Никифорова отведено теперь в постоянной музейной экспозиции. Только все это произошло без него.

´Презумпция талантливости´ - так Юрий Никифоров назвал свою теорию, считая, что художником может стать каждый.

´Двойственность. Автопортрет с тенью´

В свое время из незавершенных картин он соорудил домик на даче, где выращивал овощи, высчитывая, чтобы на каждый день была луковица для супа. Создавая свои работы, о деньгах думал в последнюю очередь. Свои книжные иллюстрации издательствам Юрий Никифоров почти никогда не предлагал. Слишком самодостаточными были эти картины. Именно картины, и размером, и содержанием. Не иллюстрации, а готовые театральные постановки. ´Тут сразу ясно, как это играть´, - говорили порой актеры местного театра, когда Никифоров рисовал им костюмы к спектаклям. Часто это было просто дружеской услугой с его стороны - точно так же он мог предложить более удачную композицию кому-нибудь из коллег или перерисовать картоны (эскизы в натуральную величину) для городских мозаичных панно, не претендуя на соавторство. Жена пыталась его урезонить - как можно, конкуренты ведь. ´Не волнуйся, - хохотал он в ответ. - У меня столько задумок, что на всех хватит´.

ДВП

В их доме всегда было многолюдно, вспоминает Наталья Никифорова, вдова художника - кроме друзей и учеников, приходило много случайных гостей, просто посмотреть на картины:

´Презумпция талантливости´ - так Юрий Никифоров назвал свою теорию, считая, что художником может стать каждый.

´Король Лир´

- Помню, один из них увидел Юрину работу ´Что есть истина?´ с Христом и его оппонентами - и буквально обалдел. Отдал 200 рублей (очень серьезные деньги в те годы), по сути, за кусок оберточной бумаги, которую Юра снял с какого-то ящика, чтобы это нарисовать... На чем он только не писал - на ДВП, картоне, обратной стороне законченных работ, на любом из доступных материалов. И в основном ´в стол´. То, что кипело внутри, требовалось срочно выплеснуть, а ни холста, ни бумаги порядочной под рукой часто не оказывалось.

´Театр - не зеркало, а увеличительное стекло´, - сказал неистовый Маяковский. Шекспир бы его поддержал. Как и Юрий Никифоров, изображавший своих героев почти всегда через такое стекло в самый кульминационный момент их испытаний. Даже ´Похороны вождя´ (ленинская тема была обязательной для вступления в Союз художников СССР) выходили у него с театральным драматизмом и сценическим светом. На вступлении в творческий профсоюз настояла жена, женщина вполне земная. Его такие условности раздражали, но ради родных сдался. Сложно было не считаться с реальной жизнью, когда в семье трое детей и мастерская в общем коридоре между двумя квартирами.

´Презумпция талантливости´ - так Юрий Никифоров назвал свою теорию, считая, что художником может стать каждый.

´Ричард III´

Теория

Обстоятельства его появления на свет также были почти шекспировскими - возможно, там и стоит искать причины особой любви Юрия Никифорова к английскому классику и нагнетанию страстей на своих картинах. Его мать была староверкой и родила сына, когда ей было уже за 30, влюбившись в мальчишку на 13 лет младше. Вопреки общему осуждению они поженились, но юный отец погиб в первый же месяц войны. Растили будущего художника вдвоем - мать и ее слепая сестра, обе были глубоко верующими, готовили своего Юрочку к церковному служению, однако жили трудно. И мать решила, что художником быть выгоднее - сложно сказать, откуда у нее появилась такая уверенность, но однажды она взяла своего помешанного на книгах сына за руку и отвезла в Елецкое художественное училище. Впечатление на педагогов он произвел тогда не столько своими рисунками, сколько богатым воображением. Уже через год был одним из лучших учеников. А когда сам стал преподавать, придумал личное определение собственной теории насчет того, что строение человеческого глаза позволяет любого научить достойно рисовать с натуры. То есть потенциальный талант художника есть в каждом. Эту теорию он так и назвал - ´Презумпция талантливости´.

´Презумпция талантливости´ - так Юрий Никифоров назвал свою теорию, считая, что художником может стать каждый.

´Каин´

- Сейчас я разбираю его библиотеку - чего там только нет! - восклицает Наталья Платоновна. - Помимо огромного количества художественной литературы и альбомов по искусству - книги по медицине, астрономии, географии, геологии, физике, химии, всевозможные справочники с отрядами всех птиц, животных, с подробным анализом одежды армии 1812 года, гуннов, тевтонцев... Даже когда с деньгами было очень сложно, выписывались килограммы газет и журналов - ´Нева´, ´Москва´, ´Октябрь´, ´Литературная газета´, даже ´Уральский следопыт´ и ´Сельская молодежь´.

Коллеги Никифорова расскажут, как впечатлял масштабом и достоверностью созданный им альбом с костюмами разных стран и эпох. Насколько дотошным он был в изображении деталей. И мог заметить неточность даже в таблице Менделеева - была история, как худсовет, в который входил Юрий Иванович, единодушно принял работу молодого художника для школьного кабинета. Но указать коллеге на ошибку Никифоров предпочел наедине.

Свои картины он писал без помощи натурщиков - зрительная память действительно была феноменальной. Любой сюжет. Но все же библейская тема оставалась одной из главных. Еще с 1960-х.

- Книги на церковнославянском языке Юра читал свободно, хоть и считал себя атеистом, не сомневаясь при этом, что Христос был реальной исторической личностью, - откровенничает Наталья Платоновна. - И годами доказывал свою точку зрения.

Декорации

´Презумпция талантливости´ - так Юрий Никифоров назвал свою теорию, считая, что художником может стать каждый.

´Галатея´

Юрий Никифоров не вписывался в рамки, определенные советскому художнику. Даже Машеров, известный своим покровительством белорусскому искусству, не сдержал нецензурного комментария, увидев его работу ´Апартеид´ на одной из минских выставок. Картину тут же убрали. Молодежная газета ´Знамя юности´ публиковала ее под заголовком ´Жанр напряженных красок´ даже после фактического запрета показывать такое. И когда его пригласили преподавать в Бобруйское художественное училище, покинул столицу не то чтобы с легким сердцем, но без больших сожалений. И попал там в знакомую безбашенную среду - в Бобруйский театр приехал целый курс актеров и режиссеров, вместе с которыми Никифоров устраивал дружеские розыгрыши и творческие акции еще в годы учебы в Белорусском театрально-художественном институте. Здесь все продолжилось, несмотря на то, что у многих уже были дети. Реальная жизнь проходила совсем в других декорациях.

- Он очень много работал, - возвращается к прошлому Наталья Платоновна. - Прямо на лестничной площадке отгородил себе под мастерскую угол коридора, все только удивлялись, как можно писать в таких условиях, когда невозможно даже на пару шагов отойти от мольберта. А у него же все в ракурсе! При этом никаких подготовительных эскизов Юра не делал. Если нужно было работать по большой площади, крепил картоны к стене и рисовал углем на палке снизу вверх.

Ученики, дети (часто - не только свои) и закипающий суп на плите - все это было у него одновременно. Никифоров радовался любому гостю и всех норовил накормить - готовил отменно, друзья подтвердят. Правда, уже не так много свидетелей той прежней, трудной, веселой и отчаянной жизни бобруйских художников. Возможно, потомкам всего не понять.

´Презумпция талантливости´ - так Юрий Никифоров назвал свою теорию, считая, что художником может стать каждый.

´Старый паяц´ - так Юрий Никифоров назвал один из своих последних автопортретов

´Иногда это было работой, иногда - удовольствием, иногда - каторгой, - написал он в своей автобиографии. - Но, как говорил Козьма Прутков: ´Философ, проходя путь жизни, знает, что иногда ему выдернется редька, а иногда и репа´. Желаю и вам столь же философски воспринимать жизнь. Спасибо за внимание´.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

иcтoчник: www.sb.by